* * *
В Житомирській області новим брендом може стати ягідництво
* * *
Рамос тренеру Севильи: «Да здравствуют мужики с яйцами»
* * *
1917 року народився Ніколас Орешко —найстаріший живий кавалер Медалі Пошани(США) у 2011-2013 р, українець
* * *
Завод ім.Малишева спростував інформац.про розірвання контракту з Таїландом і готує передачу чергової партії«Оплотів»
* * *
знаєте тих дур, які ревнують хлопця до всього, шо рухається і нє? то я))))) якби могла, ревнувала б і до себе
* * *
Не бажаєш оглухнути - вдавай із себе глухого. © Кен Кізі. "Над зозулиним гніздів’ям"

Президент Ющенко опирается только на информацию людей, которые привели к губительным газовым соглашениям

11:14 18.01.2006

Об этом интервью с руководителем и совладельцем "Индустриального союза Донбасса" Сергеем Тарутой мы безрезультатно договаривались несколько месяцев подряд. Однако в ночь с 3 на 4 января произошли события, которые заставили самого Таруту искать контактов с прессой. Он возмущен заключенными газовыми соглашениями и считает, что добиться их отмены можно даже сейчас.

Еще Тарута, который считается самым приближенным к Ющенко из числа "старых олигархов", волнуется, что президент попал под монопольное влияние нескольких топливно-энергетических чиновников.

Возможно, чтобы достучаться до Ющенко, Тарута развернул невиданную до сих пор публичную активность. Кроме интервью он также инициировал обращение директоров крупнейших заводов страны, а в среду должна состоятся пресс-конференция Олега Дубины, который сейчас возглавляет ИСДешный Днепровский меткомбинат имени Дзержинского.

Этот разговор Таруты с корреспондентом "Украинской правды" состоялся в новой резиденции ИСД в Киеве – с середины прошлого года они взяли в долгосрочную аренду один из особняков в центре города, на Ярославовом Валу. Хозяин много улыбается, говорит быстро и эмоционально: – Это я уже немножко успокоился! А сразу после заключения газовых соглашений…

– Что, у окружающих уши вяли?

– Ну, вообще-то я не ругаюсь. Но энергия у меня тогда бурлила!

Кабинет Таруты – двухэтажный, с галереей на втором ярусе, оббит дубовыми панелями. На стенах – картины украинских и русских художников, в шкафу – "Энциклопедия трипольской цивилизации", на комоде – тысячелетние горшки…

У Таруты – одинаковое с Ющенко хобби, но разные взгляды на решение газового вопроса.


– Вы с самого начала выступили за пересмотр договоренностей по газу, но в итоге все закончилось голосованием за отставку правительства Еханурова. Вы довольны?

– Думаю, всем понятно, что исполняющий обязанности премьера несет меньше ответственности при тех же полномочиях. Самой первой задачей надо было разобраться с сутью газовых договоренностей.

То, что настолько остро подняли проблему газовых контрактов – это правильно!.. Но далее за реальной проблемой поставок газа просто переключились на розыгрыш политической предвыборной карты.

А ведь надо создать экспертную комиссию по газу, разобраться, почему были заключены такие невыгодные соглашения! В свою очередь, мы готовы дать своих представителей в качестве экспертов, чтобы они бесплатно поучаствовали в ее работе.

Я бы еще советовал направить в "Нефтегаз" Счетную палату, чтобы и она проверила его деятельность совместно с независимыми международными аудиторскими фирмами.

– Вы выступаете за разрыв газового соглашения. Каков механизм этого, если документ уже подписан?

– Понимаете, если два субъекта заключают соглашение, а один из них не имеет подтвержденных прав подписи под данным документом, то юридически это не считается договором. Те пункты, под которыми поставил подпись Ивченко, не входят в полномочия главы "Нефтегаза Украины".

Уставом "Нефтегаза" его глава не наделен функцией изменения транспортных тарифов... Тарифы – это вообще прерогатива не НАКа, а уровень межправительственного соглашения.

– Но если принять ваш сценарий, то после игнорирования подписанного соглашения россияне могут подать на вас в суд!

– Нет! Потому что соглашение – это форма договоренности, которая потом должна облечься уже в конкретную юридическую форму контракта. Но в данном случае переговорщики превысили свои полномочия, они не владели полномочием Кабинета министров, чтобы затрагивать эти темы. Тем более что фигурантами соглашения выступили три стороны. Почему–то на двухсторонних переговорах постоянно присутствовали представители "РосУкрЭнерго".

Сейчас Украине нужно думать не о том, как отреагирует на разрыв соглашения Россия. В данном случае нужно думать об интересах нашей страны! Трудно ожидать, что мы получим одобрение Газпрома, поэтому мы и стали свидетелями того, как Россия расхваливает достигнутые договоренности.

Де-факто, цена на газ и транзит – это чисто политическая плоскость вопроса. Ни о каком рынке между двумя монополистами говорить нельзя.

– Но вы ведь думаете также и о своих интересах: вам ведь не выгоден дорогой газ.

– Я сейчас говорю о стране. Ведь это соглашение будет иметь пагубные последствие для Украины в целом. А мы являемся субъектом предпринимательской деятельности в этой стране и неразрывно связаны с сотнями других бизнесов.

Конечно, мы можем диверсифицировать часть бизнеса, заниматься другими менее энергоемкими проектами… Вопрос в другом – экономика страны будет в депрессии. И стагнация будет ощутима уже в ближайшие месяцы.

– С другой стороны, вами движет обида: вашего Гайдука обещали назначить вице-премьером и не назначили?

– Наша группа не выказывала ни малейшей инициативы по его выдвижению в вице-премьеры... Учитывая, что ситуация была настолько безнадежная, руководство страны предложило Гайдуку помочь найти выход из сложившейся ситуации в ТЭКе.

– И в итоге власти отказалась от услуг Гайдука: ведь указа о его назначении нет?

– Указ был подписан и лежал без регистрации… Насколько я знаю, Гайдук был с ним ознакомлен и имел длинный разговор с президентом. Договорись о том, что Гайдук выйдет чуть позже, после Нового года. Но в этот период группа энергетического лобби начала оббивать пороги президентского кабинета, чтобы дезавуировать этот указ.

– Кто входит в это "энергетическое лобби"?

– Все, кто представляет высшие должности в энергетическом секторе: Плачков, Ивченко и иже с ними.

– А Дмитрий Фирташ, которого связывают с лоббированием интересов "РосУкрЭнерго"? Вы его знаете?

– Мы вынужденно контактировали с фирмой, которую представлял Фирташ, когда "Индустриальный союз Донбасса" выступала контрактером по импорту узбекского газа. Но все юридические и финансовые документы подписывал не Фирташ, а другие люди.

– Компанию Фирташа связывают с Могилевичем...

– Ну, вы же не следователь, а журналист! Я никогда не встречался с Могилевичем, поэтому не могу комментировать. Да, еще во времена Бойко во главе "Нефтегаза", я очень часто видел представителей этого ныне действующего транзитного оператора по доставке газа в Украину…

Сейчас в "Нефтегаз" ходить нечего, поэтому я не являюсь адекватным экспертом по этому вопросу.

ГАЗОВЫЙ КРИЗИС БЫЛ СПЛАНИРОВАН ЕЩЕ В ОКТЯБРЕ 2005 ГОДА

– Кстати, когда при Кучме появилось это "РосУкрЭнерго", вы ведь не выступали против, вас все устраивало. Хотя тогдашние оппозиционеры — нынешняя власть – достаточно сильно критиковала "РосУкрЭнерго". Сейчас ситуация поменялась – они довольны, а вы – против!

– Я не знаю ни одного здравомыслящего человека, который разделяет предложенную модель поставки газа – кроме тех, кто непосредственно в нее вовлечен. Сегодня Украину уже не считают игроком на газовом рынке Европы, а Россия приступает к газовому "удушению" других европейских стран.

– Но президент Ющенко поддерживает газовые договоренности!

– Президент, к сожалению, не ознакомлен с другими мнениями. Пусть он пригласит независимых экспертов, и они ему внесут ясность! Тогда, я думаю, его реакция очень резко изменится. К сожалению, до сих пор президент опирался только на ту информацию, которую давали люди, способствовавшие заключению губительных газовых соглашений.

– Хорошо, какой вариант газового соглашения вы считаете выигрышным?

– Нужно было настаивать на существовавших тогда договоренностях. Сегодня мы свидетели того, как Россия добилась высоких цен на газ, а Украина проиграла свои более выигрышные геополитические позиции, как основной транзитер газа в Европу. Это очевидный факт!

– Если бы Украина настаивала на старых договоренностях, как предлагаете вы, то она отбирала бы российский газ, который бы не дополучала Европа…

– А почему это проблема Украины? У нас нет солидарной ответственности перед западными странами за поставку газа. Это проблема "Газпрома". Насколько я понимаю, вся Европа была на нашей стороне, она негласно поддерживала и подавала нам месиджи, "смотрите, мы говорим о том, что мы независимы от российского газа, разбирайтесь сами".

И сколько мог выдержать "Газпром"? Ровно один день! Ведь глубоко погруженные в тему специалисты понимают, что "Газпром" в любом случае должен транспортировать газ. Или он должен где–то на скважинах пускать газ в воздух, или же — в трубу. Так устроена система, что она по сути является непрерывным циклом производства.

Сегодня "Газпром" пожинает негативные последствия своей стратегии в Европе — все страны начали принимать срочные программы замещения. Я знаю, что в Польше уже конкретно выбирают, в каком порту будут начинать сооружение терминала по приему сжиженного газа.

Кроме того, сейчас рассматривается строительство двух новых газопроводов из Алжира и Ирана–Турции. Даже крупнейшая германская энергетическая компания Е.ОН заявляет, что никто не позволит таким образом шантажировать Европу.

Это только Украина позволяет, чтобы устроили вокруг этого политический шантаж и театрализованное шоу с закрытым заслоном!

Если поднять балансы "Газпрома" на 2006 год, которые были подготовлены еще 11 октября, вы увидите, что там нет больше "Нефтегаза Украины". Там уже был "РосУкрЭнерго" и об этом не могли не знать в НАКе.

В октябре прошлого года, видимо, все это было уже спланировано. Далее мы видели только исполнения задуманного. В том числе и заблаговременные сюжеты для "Евровидения" о стране, которая ворует газ у стран ЕС. И комментарии, когда со стороны Украины выступает премьер, а со стороны России на один уровень с ним выставляется возмущенный пролетарий "Ах, Украина ворует газ!...".

– В целом ваша позиция по газовому вопросу солидарна с позицией Тимошенко?

– Моя позиция солидарна с мнением квалифицированных специалистов в области поставок природного газа. Я еще не встретил ни одного человека, который бы мне представил убедительные аргументы по защите договоренностей от 4 января 2006 года!

Вы знаете, я не сторонник конфликтов. Но я стою за национальные интересы этой страны. В такой конфигурации – нас ожидает экономический коллапс.

Сейчас правительство хочет ввести мораторий на повышения цены на газ для населения и комунально–бытовой сферы. Скажите, за счет чего это может быть? Только за счет промышленности, которая должна это дотировать, а сама работать в убыток.

По мне, если уж правительство хотело достигнуть какой–то договоренности, то почему тогда не принять предложение Путина? Первый квартал оставить на старых условиях, и в этот период найти компромиссное решение?

И мне понятно, почему соглашение подписывали в два часа ночи. Потому что перед этим наша делегация была в Туркмении – и стало ясно, что им не с чем ехать в Киев, нечего было рассказывать президенту Ющенко, что же они реально достигли. Потому что они перед Новым годом вводили всю страну в заблуждение, что у нас все в порядке в Туркмении, что у нас есть газ, есть долгосрочный контракт. Только его никому не показали...

Общество готовили к победе, а в результате получили другое. И поэтому они спешили отрапортовать президенту. Здесь и нужно искать ответ о не состоявшихся кадровых изменениях в Кабмине.

Я ПЫТАЛСЯ ВЫЙТИ НА ЮЩЕНКО, НО ИЗ ЭТОГО НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

– Вы подсчитывали возможные убытки, которые понесут ваши заводы в связи с введением новых цен на газ?

– Для сравнения скажу, что разница между старой и новой ценой для наших предприятий больше, чем сегодняшний фонд оплаты труда. Если сейчас все наши производства прибыльные, то после введения новых цен на газ появятся убыточные.

Например, в Днепровский меткомбинат имени Дзержинского будет на грани остановки. Такие же проблемы будут у "Петровки". Макеевка и ДМЗ будут, вероятно, остановлены.

– Остановлены? То есть заводы не будут работать?

– Конечно, не будут! Кто станет работать в убыток?

– То есть четыре ваших завода остановятся?!

– Бизнес и выходит из того, что если ты видишь свет в конце туннеля, то ты вкладываешь средства для уменьшения энергетической зависимости, и через несколько лет ты выходишь на рентабельность и покрываешь этот кредит.

А если ты не видишь вариантов на предсказуемый период – то лучше закрывать производство. Можно легко спрогнозировать, что несколько металлургических заводов станут источником дешевого лома для других.

То же самое по химическим предприятиям. И нужно думать, прежде чем говорить после подписания соглашения, как это делал Плачков: "Слава Богу, теперь все будут заниматься энергосберегающими технологиями!". Надо понимать, что для внедрения энергосбережения нужны немалые средства и надлежащий переходный период.

– По вашему мнению, когда украинская промышленность будет готова к цене в 95 долларов за тысячу кубометров газа?

– Мы имеемна сегодняшний день программу технического перевооружения предприятий, которая даст снижение зависимости от энергоресурсов. Допустим, если в Венгрии у нас сбалансированное предприятие, то в Украине эта программа рассчитана на три–четыре года. При чем государство должно разработать национальную программу энергосбережения, где были бы прописаны четкие преференции для тех, кто снизит энергоемкость на 30–40%. Еще для этих целей нужно создать кредитное агентство…

– Вы говорите, что президента информируют однобоко. Вы пыталась выйти на Ющенко в эти даты?

– Я пытался, но из этого пока ничего не получилось. Я позвонил в секретариат президента, сказал, что по газу существует другое мнение, чем у господина Ивченко. Но, очевидно, Матвиенко (заместитель главы секретариата президента) не смог доложить Ющенко.

– Смотрите, но за все эти годы в Украине творилось много несправедливости, а вы молчали! И заговорили только сейчас, когда задели ваши заводы!

– Речь не идет о наших предприятиях. То, что мы делали на Алчевском меткомбинате – мы на полтора года впереди всех, в том числе по энергосберегающим технологиям. То есть Алчевск менее других будет уязвим от изменений политики по газу. К 2009 году мы планируем снизить энергопотребление в три раза.

Но я говорю не о себе, а об интересах страны. Ведь сегодня закладываются фундаментальные проблемы для экономики, которые будет сложно пережить. Если мы хотим и дальше платить своему населению повышенные пенсии, то они их могут получать с подоходного налога, который возникает с зарплат, заплаченных на работающих предприятиях. Хочу подчеркнуть – на работающих! – а не еле выживающих с хронической задержкой зарплаты своему персоналу.

Я абсолютно уверен, что на переговорах с Россией можно было получить намного более выгодные условия. Так вам скажет любой успешный бизнесмен…

Единственное, что я могу делать для Ющенко — это говорить правду

– Сегодня вы выступаете резко против газовых соглашений. Если бы месяц назад вы знали, что все так произойдет с газом – вы бы пошли баллотироваться в парламент?

– Надеюсь, что мой голос будет услышан и без депутатской трибуны.

– Как-то в минувшем марте вы признались, что на выборах 2004 года поддерживали Ющенко. Что, давали деньги?

– Необязательно поддержка лежит только в этой сфере. Мы денег не платили. Говорят: "Вы раскладываете в разные корзины…". Мы реально занимаемся привлечением инвестиций в Украину, развиваем бизнес, улучшаем общий инвестиционный климат и в этом видим свою миссию помощи.

– А чем же вы помогали Ющенко на выборах–2004?

– Своим голосом.

– Ну, и я тогда тоже помогал наравне с вами?!

– Безусловно! Но и Ющенко также несет перед вами ответственность, потому что там и ваш голос. Президент сегодня принадлежит не себе, а народу. И он не должен занимать такую позицию: уезжать после Нового года, когда газовый вопрос не решен, быть в стороне от переговорного процесса. Потому что этот конфликт затронул каждого гражданина. Даже меня бабушка–соседка спрашивает: "А как там газ?" Это была проблема номер один для нации. И Ющенко должен был стать во главе, и слушать не только одну предвзятую сторону.

Говорить эти слова я имею возможность, потому что результаты выборов 2004 года были правильные. Мы получили доступ к реальной демократии.

– Сложно в Донецке было поддерживать другого кандидата, а не Януковича?

– Моя позиция была за европейский выбор. И когда начались события в Киеве, возникла угроза финансового доверия ко всей стране, и нужен был гражданский выбор. То, что было сделано на том этапе, было правильно. А то, что сейчас делает руководство страны в газовом вопросе – вопиющий дилетантизм!

– Впереди следующие выборы, и премьер будет определен в парламенте. Кому вы больше доверяете – Тимошенко, Еханурову или Януковичу?

– Если я назову кого–то одного, вы сразу скажете, что я этому человеку симпатизирую. Сегодня я бы расставил по рангу, кто больше всех отстаивает национальные интересы в сфере энергетики. Пока здесь можно отметить только Тимошенко.

Хотя у меня были очень жесткие полемики с Юлией Владимировной, когда она была премьером, и касались они железнодорожных тарифов. У нее было искаженное представление об этой проблеме. Возможно, надо было повышать, но не такими методами. Могу сказать, что некоторые ее поступки я не оправдываю.

Некоторые вещи ей не позволяли делать, против некоторых ее идей делали специально все, чтобы они не реализовались. Могу оценить, что при устаревшей конструкции властных отношений – любой премьер может оказаться неэффективным.

...И неправильно будет сводить число претендентов на пост премьера только к этим трем фамилиям. Может возникнуть какая–то консолидированная кандидатура.

МЫ ВЛОЖИЛИ В ПРОЕКТ БАТУРИН 10 МИЛЛИОНОВ

– Вас считают одним из наиболее приближенных к Ющенко крупнейших предпринимателей…

– Но, тем не менее, если он не прав – я ведь его критикую?!

– Как это случилось, как вы познакомились?

– Мы познакомились на духовной основе, благодаря ныне покойному коллекционеру Сергею Николаевичу Платонову. У него с Ющенко сложились давние хорошие отношения. И в 2004 году я познакомился с Виктором Андреевичем у Платонова дома.

– Правда, что Ющенко заразил вас любовью к трипольской культуре и скифскому золоту?

– Ну, приобщил к коллекционированию меня Сергей Николаевич (Платонов). Когда говоришь об искусстве, больше понимаешь истоки человечества.

– После смерти Платонова в каком состоянии находится эта коллекция?

– Она надлежащим образом зарегистрирована... Надеемся, что в будущем будет музей. Если первым будет готов "Арсенал" – выставим там, чтобы был доступ для всех желающих. Мы же это не для украшения квартир делаем, а чтобы государство не растеряло святыни! Болью Сергея Николаевича было то, что культурные ценности – достояние Украины! – вывозится за рубеж.

– Во сколько оценивается эта коллекция?

– Я помогал создавать коллекцию не из–за коммерческого интереса. Сергей Николаевич (Платонов) и равнодушного заразит любовью к Триполью. Изначально мной двигало желание просто помочь прекрасному человеку! А позже я сам втянулся – как и каждый, у кого есть близкий друг, с такой высокой духовной национальной идеей.

– Вас не пугает, что черная археология процветает в том числе и благодаря вам?

– Это – избитый аргумент. Мы не организуем никаких экспедиций. Платонов отвечал всегда так: "…покажите мне равнозначную коллекцию "белых археологов"?

Те предметы, которые нами приобретаются, уже имеют долгую историю нахождения на территории Украины и России. Например, многое к нам поступает из коллекций наследников участников экспедиций, которые оставили это у себя дома. Жизнь изменилась, а мы еще живем по старым законам времен СССР. Что ж все же лучше — вывезти это за рубеж или чтобы оно осталось достоянием для Украины?

– Существует еще один проект, в котором фигурирует ваша фамилия – воссоздание гетьманского дворца в Батурине. Каково ваше участие там?

– Все обязательства по программе 2005 года выполнены. Мы вложили в Батурин 10 миллионов.

– А какой был общий бюджет вложений на 2005 год для всех участников?

– Всего 36 миллионов. Но давайте об этом не говорить, потому что я это делаю не для того, чтобы пиариться... У нас много общественных проектов, я это делаю для своей души. Также, как и мой партнер по бизнесу.

– Однако вы покрыли почти треть всех необходимых затрат Батурина! Говорят, что вы это делаете, чтобы понравиться президенту?

– Абсолютно нет! Единственное, что я могу делать для президента — это говорить правду о происходящем в стране. Мне важно было другое – чтобы эта стройка не остановилась, и мы смогли с вами увидеть восстановленную историческую жемчужину.

АХМЕТОВ НИКОГДА НЕ БЫЛ АКЦИОНЕРОМ "ИНДУСТРИАЛЬНОГО СОЮЗА ДОНБАССА"

– Во сколько вы вообще оценивали свои активы?

– Я смогу ответить на ваш вопрос через месяц, когда будет готов наш аудит за 2005 год. Мы его готовим в рамках наших планов по выходу на рынок первичного размещения акций (IPO). Для этого надо иметь как минимум три года аудированного консолидированного баланса.

– Мне приходилось слышать, что Ахметов тоже хочет размещать акции на IPO?

– Я не знаю, кто из крупных бизнес-групп Украины выполнит требования по наличию аудита консолидированного баланса.

– Как делятся доли в "Индустриальном союзе Донбасса", между кем и в каких пропорциях?

– На сегодняшний день в ИСД два акционера – фирмы "Визави" и "Азовимтекс". И маленькая доля еще у одной компании.

– Лет 5–6 назад считалось, что ИСД и Ахметов как–то связаны. Почему все так думали?

– В истории "Индустриального союза Донбасса" никогда не было Ахметова как акционера компании. Да, мы были партнерами по некоторым предприятиям — по Азовстали, по Харцызскому трубному заводу и по Алчевскому меткомбинату. А потом мы сделали SWOP (обмен) на другие активы.

Изначально ИСД – украинская компания, никаких оффшорных структур не было, у нас достаточно прозрачное начало и акционеры ИСД не менялись.

У нас были совместные бизнесы с Ахметовым в равных долях, но он более известен в Донбассе, а мы всегда были в тени.

– С чего вы начинали в бизнесе?

– Я? С огорода.

– В каком смысле?

– У родителей был огород... Мы с братьями работали на этом огороде, зарабатывали себе на учебу, помогали родителям.

– А стартовый капитал?

– То, что заложила семья – трудолюбие. Затем бесценный опыт работы на "Азовстали" – путь от мастера и до заместителя директора. А потом создали фирму – мы занимались продажей для ведущих зарубежных трейдеров металла. У нас, собственно, не было квот на металл, мы осуществляли только комиссионные услуги.

19 декабря мы отпраздновали десять лет со дня основания "Индустриального союза Донбасса". А начинался ИСД с уставного капитала в 126 тысяч гривен и огромного напряжения усилий десятков менеджеров. Акционеры первые пять лет редко заканчивали работу раньше трех часов ночи, а выходные были исключением – до десяти вечера.

– Почему вы не ходили на встречу Ющенко с олигархами, которая была прошлой осенью на Банковой?

– В это время я должен был быть в другом месте. И я не считал целесообразным проводить эту встречу. Что было там достигнуто? Имеем только критические стрелы…

– Ну, было показано, что президент подал руку бизнесу…

– Каким образом? За столом можно встретиться десятки раз. Есть легитимные механизмы, которые необходимо воплощать в жизнь и помогать развитию бизнеса. А не декларировать, что бизнес живет отдельно, а власть отдельно.

Это был изначально неправильный постулат, к тому же неисполненный. Нигде бизнес и власть отдельно не существуют. Это два гармонично переплетенных взаимодополняющих организма.

– Но когда власть и бизнес срастаются – это коррупция…

– Когда представители бизнеса используют власть в корыстных целях – это грешно и действительно требует наказания. Власть обязана содействовать бизнесу на внешних рынках, вводить демпфирующие механизмы при излишней активности внешнего капитала.

Те, кто сидели тогда на Банковой за столом — они ведь очень разные по идеологии. Но на сегодня все заинтересованы, чтобы капитализация нашей страны росла. Не нужно опасаться крупных бизнесменов во власти. Просто нужно найти механизм, чтобы они туда приходили не из–за корысти.

– Вы разочарованы в Ющенко?

– Я, как и многие, разочарован в итоговых результатах. Ведь мы имели колоссальную возможность сделать прорыв, и к этому все были готовы – были готовы инвестиционные фонды, банки, Европа. Не надо было только ее шокировать и пугать, что мы завтра будем в Евросоюзе. Кстати, надо разобраться, почему у нас по евроинтеграции практически нулевой результат.

Много из запланированного не реализовано потому, что во власти не было людей, которые могли бы это воплощать в жизнь. Не надо было люстрировать профессионалов, какой они окраски — голубой, оранжевой...

Кто может аргументированно обвинить Гайдука, что он хоть один раз лоббировал свой бизнес? Наоборот, компания сознательно покинула те ниши угольного, газового бизнеса, где она успешно работала многие годы.

P.S. Поскольку Сергей Тарута опаздывал на самолет, а также на момент разговора не были получены все финансовые результаты ИСД за минувший год, он пообещал в феврале дать еще одно интервью, посвященное отдельно бизнес-тематике.

18.01.2006, 11:14 
Сергей Лещенко
УП