* * *
В Житомирській області новим брендом може стати ягідництво
* * *
Рамос тренеру Севильи: «Да здравствуют мужики с яйцами»
* * *
1917 року народився Ніколас Орешко —найстаріший живий кавалер Медалі Пошани(США) у 2011-2013 р, українець
* * *
Завод ім.Малишева спростував інформац.про розірвання контракту з Таїландом і готує передачу чергової партії«Оплотів»
* * *
знаєте тих дур, які ревнують хлопця до всього, шо рухається і нє? то я))))) якби могла, ревнувала б і до себе
* * *
Не бажаєш оглухнути - вдавай із себе глухого. © Кен Кізі. "Над зозулиним гніздів’ям"

УКРАИНА И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

20:15 01.10.2008

УКРАИНА И  ПРОБЛЕМЫ  ЕЕ  ВОЕННОЙ  БЕЗОПАСНОСТИ

Действительно, определенными возмутителями спокойствия в достижении основными игроками своих целей в регионе выступают Украина и Грузия, которые, с одной стороны, стремятся к самостоятельности в своих действиях на международной арене, и с другой стороны, стали все яснее понимать, что в условиях сегодняшних межгосударственных противоречий с Россией, решить свои внешнеполитические задачи можно только в составе военно-политического союза, которым является Организация северо-атлантического договора (ОСАД - НАТО).

1. Вопросы национальной безопасности государства Украина в первую очередь связаны в военном отношении с боевой готовностью и возможностями ее Вооруженных Сил. Проанализируем их состояние.

В начале скажем, что на территории Украины в 1991-1992 годах дислоцировалась группировка войск, составляющая после ликвидации Варшавского Договора, первый оперативно-стратегический эшелон построения войск на Юго-Западном театре военных действий (или Юго-Западном оперативно-стратегическом направлении). Эта группировка включала: три военных округа; Киевский, Одесский и Закарпатский, Ракетную армию РВСН, Отдельную армию ПВО, Воздушную армию оперативного назначения, Воздушную армию вузов, Черноморский Флот и железнодорожные войска. Здесь названы только крупные стратегические и оперативные объединения. Но еще было много других войск.

Следует сразу отметить, что Вооруженными Силами государства на протяжении всей короткой истории независимой Украины никто из верховных властей серьезно, по государственному не занимался. Это относится в первую очередь к трем президентам и более десятка премьер-министрам. За этот период в Украине 9 раз менялись министры обороны и 7 раз начальники Генштабов. Очередная смена начиналась с кадровых перестановок. В большинстве своем, особенно это касается последних министров, назначались на должность не профессионалы, а близкие к патрону люди и все начиналось с начала. Положение усугублялось еще и тем, что военного министра, как правило, сменял гражданский человек, и это вело к тому, что в руководство военного ведомства приходили люди с абсолютно разной идеологией и настроем на работу. Видимо, сегодня, когда в стране во многих направлениях утверждаются европейские стандарты, следует признать, что Украина уже "созрела" для того, чтобы иметь "гражданского" министра обороны. Такая личность с широкими государственными полномочиями при наличие военного специалиста во главе Генерального штаба имеет возможность более рационально выполнять свои оборонительные и другие обязанности.

Вооруженные Силы на территории Украины за 17 лет уменьшены, где-то с 1-го млн. человек до 200 000. За все эти годы ВС ни разу не получили полностью деньги на свое развитие в размере бюджета, который им был определен Законом Украины "Об обороне" – 3% от ВВП. Ежегодно ВС финансировались по остаточному принципу, основные суммы выдавались в конце года. Величина их была в пределах 0,9 -1,2% от ВВП, что составляло по годам, по мере роста ВВП, от 900млн. в 1990 годы до 2,2-х млрд.долл. в 2008 г.Для сравнения, при близкой по численности в 200 тыс. человек в армии, в странах НАТО сегодня такие военные бюджеты:

- Великобритания – 216тыс. бюджет - 53 млрд. долл.;

- Испания - 150тыс. бюджет -13 млрд. долл.;

- Польша - 140тыс. бюджет –более 6 млрд. долл.;

- Франция - 250тыс. бюджет – 35 млрд. долл. и т. д.

Есть данные и о России: при Вооруженных Силах в 1.200 тыс. неофициальный военный бюджет составляет в 2008 году 70 млрд. долл.

Хроническая недостаточность средств приводила к тому, что распределение бюджета по основным расходным статьям и направлениям получалось крайне не равномерным и искривленным. Так, если распределение средств в странах Запада делается по установившейся рациональной схеме: 50% - на содержание армии; 25% - на боевую подготовку; 25% - на приобретение новой техники и вооружения, то в Украине на содержание армии тратится до 80% и более средств бюджета. Оставшееся распределяется методом латания дырок. За период с 1991 г. армия не получила ни одной единицы основных образцов вооружений в авиации, средствах ПВО и т.д.

За эти годы украинская армия сумела избавиться от ядерного оружия как тактического, так и стратегического, не получив за это никаких, как обещалось, гарантий безопасности (что скажем, зависело не от Украины, а от тех, кто ее обещал) и не создав в таком случае свое, в условиях неядерной армии, оружие сдерживания или предупреждения (что уже на прямую зависит от Украины и от ее государственного и военного руководства), роль которого ранее могло, по примеру Великобритании и Франции, играть ядерное оружие.

Но все же Вооруженные Силы медленно, но переходят на стандарты и структуры европейских стран. Одним из таких направлений является создание армии профессиональной по контракту. Надо сказать, что в Украине этот процесс проходит крайне неорганизованно и непрофессионально. Министры обороны, которые ставили перед собой эту задачу, понимали ее и пытались выполнить в интересах того, чтобы получить, в первую очередь, контрактника, а не профессионала, так как профессионал из контрактника получится только через несколько лет. В противном случае получается следующая картина, которую понял сегодняшний министр Ю.Ехануров. Дело в том, что в погоне за контрактником, в условиях сокращения армии, военное ведомство вынуждено увольнять профессионала офицера, число должностей для которого сокращается. Получается парадокс: увольняем профессионала, берем не профессионала и рапортуем о том, что все ближе находимся к заветной мечте – иметь профессиональную армию по контракту. Так не бывает, для выполнения этой задачи требуется как минимум три - пять лет. Сегодня контрактников набрано, по последним данным, 52%, но, сколько из них профессионалов, не знает никто. При этом укажем и то, что украинский контрактник на первом году службы имеет денежный оклад аж 850грн., а на втором году – даже 1250грн. Смешно даже подумать, что при таком "высоком" материальном стимуле можно в европейской стране вырастить профессионала. В итоге следует сказать, что руководители, которые, якобы взялись за решение этой проблемы, не владеют глубоко этим предметом и не имеют достаточных средств, чтобы задачу по созданию профессиональной по контракту армии решить к 2011 году, и отменить призыв.

Несмотря на все трудности, Украина все же пытается создать современную армию, соответствующую западным образцам. Концептуально современная армия должна отвечать следующим стандартам:

- она должна иметь оптимальный состав, как по численности, так и по структуре: должно выдерживаться оптимальное соотношение между видами и родами войск, между количеством генералов (присвоение сейчас 116 новых генеральских званий – это признак упадка, а не развития. Такова была обстановка в СССР при Горбачеве в конце 80-х годов прошлого столетия. Чем все это закончилось, хорошо известно.), офицеров, сержантского и рядового состава. Армия, в итоге, должна быть профессиональной, но не обязательно укомплектованной только по контракту, часть солдат может служить и по призыву;

-современная армия должна обладать достаточной маневренностью как в тактическом плане, так и в оперативном, в пределах территории страны и за ее пределами и для этого следует иметь специально подготовленные части и подразделения. Наверно, здесь будет уместно привести один пример из новейшей истории независимой Украины. Это происходило в середине 90-х годов прошедшего столетия и уже не представляет секрета, так как само по себе было естественным звеном в сумме тех мер, которые необходимо было определить и провести в стране под руководством Президента – Верховного Главнокомандующего в интересах безопасности Украины. Короче говоря, было проведено специальное заседание Совета национальной безопасности и обороны, на котором обсуждался вопрос обеспечения оборонной безопасности государства. После предметного профессионального доклада Начальника Генерального штаба стала ясна сложность проблемы территориальной защиты страны по всему ее периметру. Дело заключалось в том, что все группировки войск, которые еще оставались на территории Украины, располагались на ее западных юго-западных границах, что было естественным для Советского Союза, но не приемлемо и, наверно, может быть опасным для "не блоковой" Украины. Наземных войск на севере и востоке страны практически не было. Встал вопрос, как решить эту проблему политически в условиях дружеских отношений с Российской Федерацией и в военном оборонительном отношении, с учетом дороговизны и сложности создания и развертывания соответствующих группировок войск. Я тогда занимал должность помощника президента по военным вопросам и меня глава государства также вызвал на трибуну для доклада и анализа обстановки – надо было искать выход из ситуации. Было принято решение не развертывать, конечно, новых группировок войск, а тщательно спланировать и решить, в случае необходимости, проблему образования нужных группировок войск на севере и востоке страны путем комплексного маневра; по воздуху с десантированием парашютным способом и путем посадки на подготовленные аэродромы и по земле -железной дорогой и своим ходом; колесами и гусеницами. Такой маневр, таким образом, может включать два эшелона; воздушный и наземный. Сроки проведения маневра и образования новых группировок может составлять для воздушного эшелона от нескольких часов до суток, для наземного – несколько суток. Здесь все зависит от масштаба маневра, количества перебазируемых войск и располагаемого времени на выполнение задачи. Думаю, что это достаточно красноречивый пример роли маневра войск в интересах обороны страны;

-современная армия должна иметь для ведения без контактной войны высокоточное оружие достаточной дальности, выполнение этого требования по замыслу обеспечивает сохранение большого процента воюющего личного состава. Красочный пример в этом отношении – это проведение первой наступательной операции американских войск в Ираке в 2003 году, когда решающее поражение иракским войскам в самом начале войны нанесли крылатые ракеты, запускаемые с кораблей и подводных лодок США из зоны Персидского залива, без прямого соприкосновения войск;

- современная армия должна обладать достаточно эффективной системой ПВО( даже августовская 2008 года локальная война на Кавказе доказала необходимость этого, ведь грузинам удалось сбить 4 или 6 российских самолетов. );

-современная армия должна иметь оружие устрашения, которое играет роль предотвращения или предупреждения войны. Ядерные государства в этом отношении имеют явное преимущество – оружие массового поражения выполняет более надежно роль устрашения агрессора. В условиях Украины роль оружия устрашения может выполнять высокоточное оружие дальнего и среднего радиуса действия, авиация. Что из этого оружия есть в Украине - это закрытая тема. Здесь надо думать. Наверно, в этом направлении работы ведутся и должны иметь определенный успех.

Следует указать и на то, что девятый министр обороны Юрий Ехануров, человек государственный и, не смотря на то, что он сугубо гражданский специалист, инициативно взялся за реформирование ВС. По его мнению, вопрос комплексной перестройки армии на западные стандарты следует величать не реформированием, а трансформацией, что свидетельствует о их более глубокой перестройке. Думаю, что с ним следует согласиться.

Что касается проведения военного парада на День независимости, то, видимо, по замыслу президента, это вместе с присвоение многочисленных воинских званий должно показать заботу власти об армии. Думаю, что это спорный путь, но все же это что –то… И, если это начало действительных забот президента об армии, то - в добрый путь…

Сегодняшняя военно-политическая обстановка в регионе и мире изменилась. Вчерашние рассуждения о том, что перед Украиной нет непосредственных военных угроз, сегодня звучат уже по-иному после кавказской пятидневной войны. Боеспособная армия современному государству необходима. Действия России с позиции военной силы против Грузии подтверждает это. Россияне ввели на территорию другого государства (Грузию) несколько десятков танков и бронетранспортеров, несколько сот и даже тысяч военнослужащих, подняли в воздух и направили в чужое воздушное пространство свои боевые самолеты, с моря обстреляли прибрежные территории. При этом погибло с грузинской стороны до 380 человек, в том числе, около 190 лиц гражданского населения. Разрушено большое количество объектов промышленной, военной и гражданской – жилой инфраструктуры, в том числе и в городе Гори – родном городе И.В.Сталина, память о котором сейчас активно восстанавливается в России. Потери с российской стороны в отношении военнослужащих тщательно скрываются (есть данные, что они великоваты для России с точки зрения положительных оценок ее боевых действий в Грузии); потери гражданского населения в Южной Осетии составляют около 50 человек. И так как все это ими рассматривается как операция по принуждению к миру, то, действительно, таких действий следует бояться и не скрывать это перед мировым сообществом и своим населением. Для Украины это тоже предупреждение, тем более, что несколько месяцев назад в одной из российских газет были опубликованы три сценария войны, точнее нападения России на Украину. Один из сценариев, назовем его первый, предусматривает высадку десанта в Крыму и захват полуострова. Второй вариант предусматривает захват и отторжение от Украины юго-восточной части страны и третий – это полномасштабное военное вторжение с овладением "матери городов русских – Киева".

Все же, как охарактеризовать состояние Вооруженных Сил Украины сегодня? Скажем, что ВС есть: существует Министерство, Генеральный штаб и другие структуры управления, которые систематически обмениваются необходимой информацией, таким образом существует и действует система управления – и это хорошо. В Вооруженных Силах имеются отдельные боеготовые части и подразделения, которые способны выполнить боевую задачу тактического масштаба. В результате Украина способна отразить нападение в отдельном локальном конфликте.

Армия постепенно переходит на стандарты НАТО. в связи с этим необходимо, хотя и коротко сказать об отношениях Украина – НАТО в военной сфере. Украина с 1994 г. принимает активное участие в Программе Партнерство ради мира (ПВМ). Вот и недавно, 14 – 28 июля, в Украине в районе Одессы в Черном море, в рамках ПВМ проходили крупномасштабные учения Си-Бриз 2008, в которых вместе с Украиной принимали участие 16 стран, среди которых 11 стран НАТО.

Вообще в настоящий период времени Украина принимает участие в девяти международных миротворческих миссиях под эгидой ООН и НАТО. Общее количество украинских миротворцев достигает около 600 человек.

Украина приняла решение принять участие в новых программах Альянса. Речь идет о так называемой вертолетной франко- британской вертолетной инициативе НАТО, об участии в силах реагирования НАТО, что в свою очередь обязывает подготовить под нужные стандарты механизированный батальон (на это потребуется 100млн. евро). Кроме того, Украина присоединяется к Программе НАТО по обмену данными о воздушной обстановке. Это очень важный и ответственный шаг, он, по сути, переводит воздушное пространство Украины под контроль Европы и выводит его из общего до этого воздушного пространства единого с Россией. Следует представлять, что в двух воздушных пространствах: натовском и в воздушных границах России действуют в системах опознавания для военной авиации разные коды. Значит, вся военная и специальная авиация Украины должна перестроиться на эти коды и далее сохранять их в тайне.

Из важных стандартов передовых западных государств Украиной не выполнены условия, которые относятся к социальным гарантиям военнослужащих: это и низкое финансовое обеспечение, и отсутствие жилья, и многое другое.

Из внимания руководства Украины выпадает и такой натовский стандарт, как Сектор безопасности государства. Коротко речь идет о следующем. Когда мы сегодня оцениваем возможные угрозы для Украины, то перечисляем в первую очередь терроризм, наркотики, несанкционированную миграцию, распространение оружия массового поражения, а также естественные природные техногенные катастрофы. В мирное время непосредственная военная составляющая угроз уходит на второй план. Спрашивается, а кто должен бороться со всеми перечисленными выше угрозами в условиях мирного да и военного времени, ведь это не прямые задачи армии, да и возможностей у нее таких нет. Именно для решения таких комплексных задач и создаются в западных государствах такие структуры как Сектор безопасности. Они объединяют, как правило, все силовые структуры и многие другие органы. Ведущее место в мирное время в них принадлежит по объему выполняемых задач Министерству чрезвычайных ситуаций (МЧС).

Наверно, выполненный анализ с точки зрения проблем национальной безопасности Украины подтверждает необходимость стремиться и добиваться, за счет всесторонней подготовки страны, вступления в НАТО и рассматривать этот шаг как подготовку к дальнейшему вхождению в Европейский Союз.

2. Против этих намерений Украины, настойчиво праведными и неправедными путями выступает Россия. Одной из причин ее действий является и то, что в случае вступления Украины в НАТО, у России остается совсем мало аргументов для того, чтобы доказывать необходимость дислокации на территории Украины в Крыму и Севастополе основных сил и структур Черноморского Флота.

Оговоримся сразу в отношении нескольких обстоятельств. Во-первых, НАТО не выдвигает требований, определяющих, что нахождение ЧФ РФ на территории Украины может быть причиной не получения Украиной ПДЧ и не вступления в НАТО – задача здесь в том, чтобы Украина признала это приемлемым для себя. Но этого как раз и нет!

Однако, сегодняшняя действительность свидетельствует о том, что претензии к оставлению ЧФ на территории Украины будут продолжаться и усиливаться в случае не вхождения Украины в НАТО.

Следует представлять и то, что нахождение ЧФ РФ на территории Украины значительно повышает риск отторжения Крыма от Украины и переход его в состав Российской Федерации, а с ним и Севастополя. И поэтому последствия такого акта должны учитываться и в руководстве НАТО, и правительствами стран-членов Альянса.

Как же Черноморский Флот Российской Федерации, расположенный на территории Украины в соответствии с двусторонними соглашениями, подписанными Россией и Украиной в 1997году, стал камнем преткновения во взаимных отношениях. Как руководство братских и даже родственных по составу населения и истории двух стран пришли к сегодняшнему финишу отношений? Ведь ухудшаться им дальше просто некуда, дальше будут уже не отношения, а "холодная война".

Немного истории. Советский Союз владел четырьмя флотами, которые в Вооруженных Силах по своим возможностям и силе градировались и располагались в следующем порядке: Северный, Тихоокеанский, Балтийский и Черноморский Флоты. В кругу военных специалистов существовали и выраженные в юмористическом виде названия этих четырех флотов. (Обратите внимание на совпадение первых букв в официальном и неофициальном названиях Флотов):

Северный Флот – современный флот;

Тихоокеанский Флот – тоже флот;

Балтийский Флот – бывший флот;

Черноморский Флот - "чи флот, чи не флот"( более литературно это звучало бы как "или флот или не флот", но в этом случае терялась именная частица"чи").

Эти, юмористические обозначения флотов даны здесь только с одной целью, показать, что ЧФ оценивали по боевым возможностям как наиболее слабый и географически не перспективный.

Действительно, в 1991 – 1992 гг., когда делилось имущество Советского Союза между бывшими его республиками, возможности и потенциал ЧФ оценивались в 14% от всех возможностей ВМС бывшего Союза. И эта цифра была близка к величине тех процентов (16%), которые по расчетам специалистов, должны были бы отойти к Украине при разделе имущества СССР. Таким образом, складывались реальные экономические и юридические основы для приватизации Украиной ЧФ в целом. Однако этого акта, как известно, не произошло и на сегодняшний день мы имеем то, что имеем и думаем только о том, как убрать ЧФ РФ с нашей территории сразу после 2017 года. Судя по всему, это будет сделать не легко.

Следует представлять и то, что с самого начала процесса переговоров РФ с Украиной в отношении пребывания ЧФ на территории Крыма, Россия задумывала полуостров не покидать. В дополнение к этому в Украине подогревались и расширялись мнения и о том, что целиком ЧФ не нужен Украине, что это очень много средств для обороны с моря и дорого, учитывая и то, что уже тогда, в 1992 году, 50% всего вооружения и военной техники ЧФ расценивалось как такое, которое бесповоротно устарело и должно быть списанным.

Кроме того, надо признать, что, особенно в те начальные годы независимости, для многих украинских лидеров, ответственных, так сказать, за идеологию, на первый план выдвигающих голый патриотизм, и оставляющих профессионализм где-то во второй пятерки показателей, было характерным очень негативное отношение к действующему тогда командованию ЧФ, в частности, к командующему ЧФ адмиралу Касатонову. В те месяцы 1991-1992 годов он сам и его заместители часто бывали в Киеве и в Минобороне Украины. Уже тогда сложилось мнение, что если бы адмиралу Касатонову предложили должность заместителя министра обороны Украины-командующего ВМС ВС Украины, можно было бы по-другому решать вопросы относительно принадлежности ЧФ. Но этого не произошло, ведь и из России внимательно следили за этим процессом, и Касатонов, получив высокую должность заместителя Главкома ВМС ВС РФ, уехал в Москву.

Начались долгие противоречивые переговоры по разделу ЧФ между Украиной и Россией. Об этом уже много сказано и напечатано в СМИ в плане официальных и частных оценок. Наверно, основным недостатком этого направления переговоров с Россией была крайне не последовательная, не принципиальная позиция украинских главных – государственных "переговорщиков". Этому способствовала и частая смена руководителей и ответственных членов украинских делегаций на очередных раундах переговоров.

В результате, отсутствовала единая стратегическая линия поведения, единый замысел. А в ходе собственно раундов переговоров, когда они проходили не в Киеве, в динамике процесса самих договоренностей для нахождения консенсусу по тем или иным вопросам, не редко отсутствовала оперативная связь с Киевом и властью.

Иногда обстоятельства складывались в горькую смехотворную ситуацию. Так, один из раундов переговоров в Севастополе в апреле 1994 года (подчеркиваем, в 1994г., а не в 1991г.) был связан с тем, что для украинской делегации, которая во главе с министром обороны Украины в количестве двух десятков людей прибыла из Киева, не нашлось места в украинском городе Севастополе, где переночевать. Пришлось ехать за 100 км в Ялту, в Пертонит в сплошном тумане.

На большинстве раундов переговоров преобладала "политическая целесообразность", что, безусловно, было не верно. И поэтому сегодня мы являемся свидетелями большой массы технических и юридических недоработок, которые остались не решенными и возникли только после более профессионального изучения проблемы, но уже через 10лет после подписания соглашений.

Характерным отличием в отношениях властей сторон в переговорах – России и Украины, к членам своих переговорных команд было то, что все командующие ЧФ РФ после очередного этапа переговоров и службы в Севастополе двигались на повышение по рангу и по должности, а все соответствующие украинские руководители, в том числе и командующие ВМС Украины в это же время, как правило, снимались с должностей и отправлялись в запас. Так было с первым Министром обороны Украины Константином Морозовым, так, да еще более неприлично - с адмиралом Михаилом Ежелем (командующий ВМС Украины на протяжении 4-х лет и, по сути выросший в Украине с капитана 1-го ранга), который поплатился за то, что принял решение в пользу Украины, а не на выгоду соответствующего клана. Именно этот показатель недоверия к своим военным, чехарда в сменах командующих и начальников штабов на фоне собственной некомпетентности и беспринципности, было характерно для украинской власти в решении воинских вопросов на протяжении последних 10-12 лет, именно тогда, когда готовилось, было подписано и действовало базовое соглашение по ЧФ между Украиной и Россией.

Что же мы имеем сегодня, в 2008 году, относительно нахождения ЧФ РФ на территории Украины? Остаются не согласованными технические вопросы относительно базирования и использования объектов навигации, проблема увеличения оплаты за аренду, исходя из мировых стандартов (сейчас и на протяжении всех лет аренды оплата составляет около 100млн. долларов США в год) и т. д.. Эти вопросы неоднократно были высветлены в различных СМИ.

Принципиальными являются следующие положения. Трудно отстаивать национальные интересы, когда в стране тяжелейший правительственный кризис, и между командами президента и премьер-министра идет борьба за властные полномочия, которые должны распространяться и на армию, и на флот.

В результате получается, что даже тому политику из стран НАТО, который выступает за поддержку Украины в получении ПДЧ и интеграции в НАТО, разобраться в такой обстановке и действиях украинских властей практически очень сложно. И все это создает обстановку, отодвигающую Украину как от ПДЧ, так и НАТО.

Одновременно с этим усиливается давление на Украину со стороны России и даже откровенные высказывания ее лидеров о несостоятельности нашей государственности, а также уже нескрываемое стремление оставить ЧФ на территории Украины в Крыму, в Севастополе после 2017года.

В связи с этим интересно проанализировать позицию Запада. Западные политики достаточно оптимистично высказываются по этому поводу в пользу Украины, делая упор на том, что ни тот угрожающий тон, который звучал во время Бухарестского саммита со стороны России, ни последующие заявления не имеют для НАТО никакого политического значения. НАТО и страны, входящие в Альянс осуждают любые заявления по ущемлению государственного суверенитета Украины и считают это дестабилизирующим и контр-продуктивным шагом со стороны России. И вообще о высказывании Лужкова в отношении "возвращения" Крыма, они говорят откровенно, что это бессмыслица.

Украине же, даже с учетом поддержки Запада, все же следует быть внимательной и бдительной в отношениях с Россией, ведь мы еще не в НАТО, тем более, что заявление Лужкова было поддержано руководством про-правительственной фракции в российской Думе, где далее официально рассмотрели этот вопрос. Но дальше-больше: 4-го июня Госдума РФ предложила президенту и правительству рассмотреть вопрос о выходе России из Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Украиной в случае реализации плана официального Киева по вступлению в НАТО.

Реально же очередная вспышка гнева по отношению к Украине со стороны России вызвана тем, что в Москве был передан российской стороне проект меморандума о подготовке к выводу ЧФ с украинской территории. Хотя, как известно, этому акту предшествовало и заявление посла РФ в Украине Черномырдина, который в очередной раз декларативно подтвердил, что в 2017 году Россия оставит Севастополь и другие военные городки, которые сегодня использует российский Черноморский флот. Однако, следует представлять, что процесс вывода Флота, какой бы малочисленный он не был требует надлежащей подготовки. Создана и функционирует специальная подкомиссия по вопросам функционирования и временного пребывания ЧФ РФ в Украине. Она трудится, ведь необходимо заранее продумать многие детали именно для того, чтобы избежать проблем: в частности, гуманитарных, поскольку речь идет о живых людях, об их семьях; технических, поскольку это большое военное соединение; экологических, поскольку в Севастополе сконцентрировано большое количество оружия, и нельзя допустить еще одной Новобогдановки.

Украина поставила вопрос о подготовки к выводу ЧФ за десять лет до окончания срока действия соглашения еще и потому, что Россия не готовиться покинуть Крым в 2017 году и делает это демонстративно. Это подтверждают не только многочисленные высказывания как официальных высокопоставленных, так и не официальных лиц, но и концептуальная позиция государства, а именно тот факт, что в России разработана и действует "Морская доктрина РФ на период до 2020 года", в которой не предусмотрена передислокация ЧФ на свою территорию.

Зададимся в связи с этим провокационным вопросом, можно ли реально, не на словах, а на деле подготовить за пределами Крыма, на российской территории полноценную по минимуму базу для нахождения и функционирования небольшого ЧФ?

Ответим, можно, но только это строительство обойдется государству очень дорого. Начаты ли такие масштабные работы где-нибудь на побережье Черного моря на территории России? Нет, не начаты и судя по всему, в планах России такие задачи и не стоят. По нашему мнению, они не начаты не только потому, что это дорого, а и потому, что нет смысла это делать для Флота, который для России давно потерял свое оперативно–стратегическое значение и в перспективе ничего масштабного представлять не может, так как Черное море – закрытое, внутреннее и выход из него надежно контролируется страной-членом НАТО.

Черноморский флот – это сегодня политический козырь России в Черном море. В России, если по уму оценивать ситуацию, то все это понимают. И, если еще в прошлом году были заявления российских руководителей о том, что видимо, в ближайшее время Черноморский Флот будет понижен в статусе до флотилии, что в свою очередь, должно было свидетельствовать о намерениях России снизить уровень милитаризации региона Черного моря, то в нынешнем 2008 году политика в отношении ЧФ изменилась на 180 градусов, а именно: главнокомандующий ВМС России адмирал Владимир Высоцкий выступил с заявлением по Черноморскому флоту, в котором "откровенно" пообещал, что Россия планирует увеличить число кораблей в составе ЧФ до 100 (!) (сейчас в составе Флота насчитывается 35 кораблей при численности личного состава до 25 тысяч человек). Конечно, политически такое заявление – это работа главкома на должности как политика, но не как профессионала-адмирала. Понятно, что это заявление направлено, в первую очередь, на поддержку идеи оставить ЧФ РФ на территории Украины со стороны про-российски настроенных жителей Севастополя и русско-язычного населения Крыма. Но, думаю, что ни один офицер, ни один прапорщик или старшина ЧФ РФ не может поверить словам адмирала, потому, что трезво представляет ситуацию со стоимостью и реальными возможностями России в этом отношении. Вот только несколько примеров из жизни ЧФ РФ: с момента распада Советского Союза ЧФ получил всего одну новую боевую единицу – малый ракетный корабль на воздушной подушке"Самум"; по оценкам специалистов, в самом лучшем случае по финансовым и другим возможностям ЧФ может получить до 2017 года один, два сторожевых корабля, И все!

Украина, в свою очередь, стремясь получить ПДЧ и в дальнейшем интегрироваться в НАТО, стала достаточно активно и предметно заниматься вопросами подготовки к уходу в 2017 году ЧФ РФ с ее территории. При этом, оценивая вопросы безопасности, в Украине анализируют, что степень общей безопасности в регионе, как таковой, не нарушится, если ЧФ со всеми своими основными коммуникациями будет перебазирован, также на побережье Черного моря, но на три сотни километров к Востоку, на свою российскую территорию. Специалисты в области военных оперативно-стратегических оценок в странах региона и в России это понимают. Это, конечно, понятно и специалистам, и руководству НАТО, поэтому они и не видят среди условий для вступления Украины в Альянс обязательный уход ЧФ РФ с ее территории. Но, именно, это условие требует от РФ выполнить до 2017 года Украина, руководствуясь соответствующим межгосударственным соглашением, и внимательно оценивая возможные реальные последствия для своей национальной безопасности, усиливающуюся сепаратистскую политику России в Севастополе и Крыму. В Украине уже сложилась устойчивая понимание того, что нахождение ЧФ РФ и пролонгация этого после 2017 года может привести к потере Украиной не только Севастополя, но и Крыма. Вместе с тем, позиция и настойчивость Украины заслуживают уважение в мире. В России делают вид, что этого не понимают,

В итоге получается картина, когда политическая обстановка в нашем регионе Европы в начале ХХ1 столетия складывается таким образом, что вакуум безопасности в районе Черного моря сохраняется. И главная причина этого – имперские великодержавные амбиции России. Думаю, что РФ здесь перестаралась, переиграла сама себя в агрессивности по отношению, в первую очередь к Украине и Грузии, которые, по сути, вынуждены искать поддержку у третьей стороны, В данном случае это выражается в стремлении этих стран получить разрешение на присоединение к Плану действий по обретению членства в НАТО. И далее упорно трудиться в этом направлении для того, чтобы в дальнейшем стать полноправным членом соответствующих объединяющих европейских и евроатлантических структур безопасности.

Отдельно следует высказаться о ситуации, которая сложилась во время прошедшей российско-грузинской войне. Зададимся вопросом, имеет ли Украина право запретить воевать России теми силами, которые временно по соглашению находятся на нашей территории? Нет, не можем запретить. А как же в таком случае обеспечить не участие в этом акте базы в Севастополе – места базирования Флота? Мировой опыт дает примеры решения подобных ситуаций. Корабли ЧФ РФ вышли из Севастополя, и пошли к берегам Грузии воевать. Принципиальное положение здесь и далее заключается в том, что россияне должны воевать только со своей территории: заправляться, восстанавливать боезапас и т. д. Закончилась война, объявлен мир или перемирие, и они возвращаются на свою временную базу в Севастополе. И здесь украинская сторона может предъявлять определенные правила контроля и проверки. А те заявления, которые звучали со стороны отдельных украинских руководителей о том, что мы не пустим корабли ЧФ в бухты, если они будут воевать – несерьезные и пустые, которые только вызывают лишние противоречия между двумя государствами и в очередной раз свидетельствуют о нашей некомпетентности.

Если обратиться к проблеме ПДЧ, получит ли Украина разрешение на этот документ в декабре 2008 года, то, видимо, сегодня однозначного ответа не получится. Наверно, сейчас главную роль могут и должны будут сыграть правительственные органы, тем более, что руководство Альянса настойчиво указывает на то. украинская власть лично должна принять участие в компании за НАТО,

Сегодня же украинская власть борется за власть и это главный тормоз наших перспектив в отношении получения ПДЧ на саммите НАТО в декабре 2008 года.

Вадим Гречанинов

Сентябрь 2008