* * *
В Житомирській області новим брендом може стати ягідництво
* * *
Рамос тренеру Севильи: «Да здравствуют мужики с яйцами»
* * *
1917 року народився Ніколас Орешко —найстаріший живий кавалер Медалі Пошани(США) у 2011-2013 р, українець
* * *
Завод ім.Малишева спростував інформац.про розірвання контракту з Таїландом і готує передачу чергової партії«Оплотів»
* * *
знаєте тих дур, які ревнують хлопця до всього, шо рухається і нє? то я))))) якби могла, ревнувала б і до себе
* * *
Не бажаєш оглухнути - вдавай із себе глухого. © Кен Кізі. "Над зозулиним гніздів’ям"

ХОРАСАН

13:50 19.01.2009

Виктор Тарасенко

Х О Р А С А Н

            Пьеса в двух действиях.

            По мотивам восточных легенд.

        Действующие лица :

Сергей – пришелец , поэт.

Хасан – чайханщик.

Далила – его дочь.

Фарис – меняла.

Камар – гетера.

Шуман –продавец  пирожков.

Посетители базара – мелкие торговцы и покупатели.

          Действие первое.

     Дом в конце улицы, за которой начинается базар. На фасаде дома – двери и окна, за ним с одной стороны забор с калиткой, за которой виден фрагмент сада. Перед домом – столики со стульями, которые должны служить уголком летней чайханы. За столиком сидят Хасан и Фарис.

Хасан. К тебе идут все пришельцы Хорасана.

Фарис ( поправляет). Было бы неправильно говорить так.

Хасан. А как?

Фарис. Кто имеет большие деньги.

Хасан. Именно они и интересуют меня.

Фарис. Однако немногие из таких задерживаются здесь надолго.

Хасан ( грустно). К сожалению, это не Багдад.

Фарис. Забежит, устроит дела и мчится дальше.

Хасан. Ехать  вослед  не выпадает.

Фарис. В том нет и необходимости : таких, как твоя Далила, всегда будут искать.

Хасан. Остаётся, чтобы  жених  оказался  подходящим.

Фарис. Таковы и будут.

Хасан. Мне не к чему во множественном числе.

Фарис. Если бы Далила не сидела дома, а выходила куда-нибудь, не стало бы и за тем.

Хасан. Думаешь?

Фарис. Сбежится половина базара.

Хасан. Того не позволяет обычай, надлежит беречь целомудрие.

Фарис. На базаре товар показывают.

Хасан. И я притаю лишь до времени.

Фарис. Кажется мне, что для Далилы оно уже настаёт.

Хасан. Коль так – приглядывайся и заходи рассказывай, здесь рядом.

Фарис. Договорились.

        Фарис  выходит из чайханы.Улицей проходят посетители базара – мелкие торговцы и покупатели.

Камар.Кто ищет утешений и приятных развлечений?

Шуман. Тому вначале следует полакомиться моими пирожками.

Камар ( на Шумана, сердито). Тебе бы везде влезть непременно  впереди меня.

Шуман. Но это же не моя выдумка : сам Аллах великий учил искать сначала еду, а уж затем утеху и наслаждение.

Камар ( примирительно). Вполне ощутит вкус жизни лишь тот, кто воспользуется услугами от нас обоих.

Шуман. Если моя будет первой.

Камар ( грозится пальцем). Твоего пирожка  может оказаться маловато, чтобы захотелось удовольствий.

Шуман ( тихо, Камар). Моему товару кто-то будет благодарен  уж тем, что доберётся домой.

Камар. Ты хоть и наторгуешь, всё равно поскупишься.

Шуман. Почему думаешь так?

Камар. Раз пошла  с  тобой и то рассчитался дирхемами.

Шуман.  Я не жадный, а бедный.

Камар. Не обманывай.

Шуман ( Камар, тихо). Вправду. ( Громко). Пирожки! Свежие, питательные и дешевые!

          Посетители базара выходят. Улицей к чайхане приближается Сергей, одежда которого выдаёт, что он не местный. За садовой калиткой стоит Далила. Сергей замечает её, заглядывается на неё. Далила тоже какое-то мгновение смотрит на Сергея.

 Сергей. Я – поэт из северного края.

                Поглядел  на эту кутерьму,

                Ничего в обычаях не зная,

                Как себя вести здесь не пойму.

Далила. Отчего?

Сергей.                  Лица молодые привлекают,

                 Но они у вас не на виду.

Далила. На Востоке вовсе не вздыхают

                 Ни за кем, кто не в своём саду.

Сергей. Не могу поверить  я в такое.

                Если только взгяд мой достаёт,

                 Сердце уж лишается покоя

                Коль краса в него глазами бьёт.

Далила. Присмотрись внимательнее всё же.

                 И увидишь, что у нас – не так.

                 Здесь глядеть на девушку не гоже,

                 Как у вас порой – на красный мак.

     Отворяется дверь дома. Далила услышала звук двери и прячется за калиткой, притворив её изнутри. Хасан выходит к столикам, замечает Сергея.

Хасан. Прошу к столу.

Сергей. Чем сегодня потчуют в чайхане?

Хасан. На то она и зовётся так, чтобы  пригощать  чаем.

Сергей. И это – везде?

Хасан. Посещение моего заведения поможет составить представление о чайхане вообще.

Сергей ( присаживается к столу). А если несколько иначе?

Хасан. Тогда то уже не чайхана.

Сергей. Ты тоже не держишь чего-нибудь покрепче?

Хасан.  Нет.

Сергей. Жаль.

Хасан. Бог продиктовал Мухаммаду, при посредничестве Джабраила, Коран, в котором запретил верным ислама употреблять крепкие напитки.

Сергей.   Сие  меня  не касается.

Хасан. Почему?

Сергей. Потому как я ни при какой погоде Корана не читал.

Хасан. Аллах великий  не ниспошлёт моей чайхане блага, если нарушу заповедь Корана.

Сергей. Будешь придерживаться?

Хасан. Без  каких бы то ни было отклонений.

Сергей. Тогда  налей  чаю.

Хасан ( подаёт). Полакомься!

       К столику приближается Шуман.

Шуман ( Сергею). Прирожков  к  чаю?

Хасан. Торгуй вон там! ( Показывает на базарную площадь). В моей  чайхане найдётся всё, чего пожелает посетитель.

Шуман. Не  сердись, я хотел, как  лучше.

Хасан. Для себя?

Шуман. И твоего посетителя.

      Шуман выходит.

Сергей ( берёт чашку, пьёт). Всё у вас не так, как в наших краях.

Хасан ( сдвигивает плечами). Что-то сходится, иное – не совпадает.

Сергей. И  с  женщинами тоже обходитесь не по-нашему.

Хасан. Восточная женщина, как птичка – должна быть в своём саду.

Сергей. Однако, в нём есть калитка.

Хасан. И что из этого?

Сергей. Она отворяется.

Хасан. Но сквозь неё женщина не выйдет к кому-то.

Сергей. Тогда кто-нибудь войдёт в сад.

Хасан. И того не случится.

Сергей. При любых обстоятельствах?

Хасан. Считай, что да.

Сергей ( ставит чашку на стол). Удивительно видеть такое.

Хасан. Как и мне – иное.

Сергей. Каким образом она, нигде никого не видя, выйдет замуж?

Хасан. Имею дочку на выданьи, потому знаю.

Сергей. Скажи.

Хасан. Жених уплатит мне и возьмёт её в свой дом.

Сергей. А там?

Хасан. Она будет дома так же, как и здесь.

Сергей. Какова то жизнь?

Хасан. По Корану.

        Сергей выходит из-под навеса чайханы и направляется в сторону базара. К Хасану выходит Далила.

Хасан. Чего тебе здесь?

Далила. Помогу тебе убрать со столиков.

Хасан. Дошло до того, что чайхану посещают лишь приезжие, местные чаюют дома.

Далила. Как быть?

Хасан. Мне уже некуда деться, а тебе придётся подыскивать такого  жениха, чтобы имел   тугой кошелёк  и не просиживал  днями в чайхане в ожидании клиентов.

Далила. Где его найти?

Хасан. То уж – не твоя забота. От  тебя требуется одно : беречь целомудрие.

Далила. Что я и делаю.

Хасан. В последнее время не очень усердно.

Далила. Имеешь нарекания на моё поведение?

Хасан. Выглядываешь из окна и выходишь на улицу.

Далила. Не далее своей чайханы.

Хасан. И здесь можешь видеться с кем-нибудь.

Далила. То ещё не грех.

Хасан. Однако шаг к нему.

Далила. Мне возвращаться в комнату?

Хасан. Иди.

        Улицей проходят посетители   базара, от них отделяется Фарис, присаживается на  авансцене.

Шуман . Берите пирожки! Вкусные, питательные и дешёвые!

 Камар. Кому развлечения и наслаждения?

 Фарис ( Шуману). Когда ты уже станешь обменивать дирхемы на динары?

Шуман. Сегодня ещё нет.

Фарис. Вчера и позавчера тоже не подходил.

Шуман. Давно надо бы.

Фарис. О чём и речь. Доколе будешь одиноким?

Шуман. Поторгую.

Фарис. И обменивай выручку на монеты покрупнее.

Шуман. Непременно?

Фарис. Не иначе : за дирхемы весенней девушки не купишь.

         Посетители базара выходят. Сергей подходит к Фарису.

Сергей. Вот кого смогу расспросить обо всём.

Фарис. Вовсе нет.

Сергей. Почему?

Фарис. С такими намерениями можно обратиться разве что к властелину миров.

Сергей. Тогда  поведай-ка мне, как сказать прекрасной  Далиле, что люблю её?

Фарис. О любви словами не говорят.

Сергей. Тогда как?

Фарис ( вздыхает). Лишь вздыхают украдкой да ещё выдают себя взглядами.

Сергей. И – всё?

Фарис. Расскажу больше разве лишь о том, что не обходится без денег.

Сергей. Мне хотелось поговорить  о любви.

Фарис. С этим – не ко мне.

Сергей. Тогда к кому?

Фарис ( задумывается). Трудно вот так сразу, ответить. Наверное, к  астрологу.

Сергей. И что у него?

Фарис. Может вычислить день, когда вероятнее всего договориться с родителями невесты.

Сергей. Только и всего?

Фарис. То уже немало.

Сергей. Как добиться взаимности девушки, когда  у обоих возникло чувство?

Фарис. Завладеть весенней девушкой без денег?

Сергей. Не получится?

Фарис. Никак! Жених должен уплатить круглую сумму.

Сергей. Девушке?

Фарис. Родителям.

Сергей. И совсем ничего не подскажешь?

Фарис. Почему же? На восточном базаре можно купить всё. Я уже говорил тебе о девушке, но вижу : у тебя не найдётся таких денег.

Сергей. Тебя не заподозришь в недостатке догадливости .

Фарис. Тогда можешь купить женщину на час – за мелкие.

Сергей. Снова деньги?

Фарис ( разводит руками). На такую хватит  нескольких  динаров. ( Показывает на Камар, которая приближается к ним, тише, по-заговорщически). Пока подойдёт, научу тебя – торгуйся, сбивай цену до динара и она твоя.

          Подходит Камар.

Фарис ( Камар). Сегодня помогу тебе  сговориться  и раздобыть динар.

Камар. Почему не больше?

Фарис. Чтобы не возвратиться домой ни с чем.

Камар ( взмахивает руками). Не   сглазь!

Фарис. Твоё дело, мой совет – не тянись за большим, чтобы не потерять меньшего.

Камар ( Сергею). Что привело к нам из дальних краёв?

Сергей. Путешествую Востоком  и хочу иметь приятные впечатления  от своих странствий.

Камар. Тогда считай, что судьба улыбнулась тебе : мои жгучие объятия разошлись воспоминаниями во многие страны.

Сергей. Хочу не купить, а добыть.

Камар. Это как?

Сергей. Чтобы она полюбила.

Камар. Но ты же хочешь взять её?

Сергей. Конечно.

Камар. В таком случае, самого чувства окажется мало.

Сергей. Думаю, его будет достаточно.

Камар. Не тратил бы времени.

Сергей.  Хорош собой ,имею  силу.

Камар. Если к ним ещё полдесятка динаров, то подходи, я побуду здесь час или два.

        Камар выходит.

Сергей. Почти на одном меридиане, только на другой широте, а уже совсем не так, как у нас.

Фарис. Быть может, поменять деньги, чтобы потом не суетиться?

Сергей. У нас женщин не затворяют в стенах и целуют без денег.

Фарис. Но ты же находишься на Востоке?

Сергей. Вдали от дома.

Фарис. Не то главное.

Сергей. А что?

Фарис. Общаться с местными на ихнем языке.

Сергей. Попытаюсь  сговориться  с помощью своего.

Фарис. Не придётся ли отложить интим к возвращению?

Сергей. Вечером по-особому  запахнет жасмин, залоскочет ноздри хоть кому.

Фарис. Однако же это произойдёт на Востоке?

Сергей. И что  с  того?

Фарис. По-здешнему.

Сергей. А  если  его будет вдыхать человек с севера?

Фарис.  Это  ничего не изменит.

Сергей. Почему?

Фарис. Надобно, чтобы жасмин действовал одинаково на обоих.

Сергей. И за тем задержки не будет.

Фарис. Возможно, только всё равно у вас и у нас  реагируют на зов по-разному.

        Сергей выходит. Появляются посетители базара – мелкие торговцы и покупатели.

Камар. Кто ищет утешения и приятного развлечения?

Шуман. Тому вначале следует полакомиться моими пирожками.

Камар ( на Шумана, сердито). Тебе бы только  непременно  влезть впереди меня.

Шуман. Но это же не моя выдумка : сам Аллах великий учил искать вначале еду, а затем уж утешение и наслаждение.

Камар ( примирительно). В полной мере ощутит вкус жизни лишь тот, кто воспользуется услугами от нас обоих.

Шуман. Если моя будет первой.

    Посетители базара выходят. Остаются Камар, Шуман и Фарис . Фарис – поодаль от Камар и Шумана, не слышит ихнего разговора.

Камар. А если наоборот?

Шуман. За дирхемы?

Камар. Не наторговал?

Шуман ( уклончиво). На  иное.

Камар. Отдамся и без дирхемов.

Шуман. Это как?

Камар. Насовсем.

Шуман. А ещё чего?

Камар. Ничего. Давно присматриваюсь к тебе.

Шуман. И что высмотрела?

Камар. Нам было бы хорошо вдвоём.

Шуман. Не думаю.

Камар. Знаю, что тебя останавливает, но пирожками на весеннюю  девушку не наторгуешь.

Шуман. Посмотрим.

Камар. Разве до сих пор не видно?

Шуман ( раздумывает, пауза). На один раз по прежним условиям. Где будем?

Камар. Давай-ка  у меня или у тебя, по-домашнему.

Шуман. Идём!

       Камар и Шуман идут вдвоём мимо Фариса.

Фарис. Сторговались?

Камар. Не совсем.

Фарис. Однако же, идёте вдвоём?

Шуман. Сегодня выпало так.

Фарис. Само по себе, ни с того, ни с сего?

Камар. Быть может, по стечению обстоятельств.

Фарис. Почему прежде того не  произошло?

Камар. Не  получалось.

Фарис. И мне показалось, что это должно было произойти раньше.

        Камар и Шуман минуют Фариса.

Камар. Буду тебе делать всё дома, торговать, чем угодно.

Шуман. С чего бы это?

Камар. Становится противно продавать себя, не хочу больше.

Шуман. Восточный рынок таков, что на нём, пока не продашь, не купишь.

Камар ( вздыхает). К сожалению, ты прав.

        Камар и Шуман выходят в одну сторону, Фарис – в другую. Сергей идёт к дому, где увидел Далилу. Она выглядывает из окна.

Сергей. Ощущаю  привкус  широты

                Даже на одном  меридиане,

                 Подскажи, как ближе подойти :

                Хоть и днём, а будто бы в тумане.

Далила. Нрав Востока не изменит ночь,

                 Только больше растревожит душу.

                Не смогу ничем тебе помочь,

                 Я  восточных нравов не нарушу.

Сергей. Даже я не нахожусь словами

                Хотя дома признанный поэт.

Далила. Лишь вздыхали наши все Хайямы,

                Только, каким был, остался свет.

     К столикам со стульями выходит Хасан. Далила завешивает окно. Хасан зазывает Сергея к столику.

Хасан. Коль уж попал на Восток, не обходи чайхану.

Сергей. Человеку  из наших краев  трудно привыкнуть к здешним порядкам.

Хасан. Зато нам, наоборот, не отвыкнуть от них.

Сергей. Похоже, своих тамошних обычаев  я сюда не донёс.

Хасан. Ещё никто из твоих земляков не оставлял их здесь.

Сергей. И вы никогда не подумывали сменить что-нибудь в заведенном порядке?

Хасан ( подносит вверх ладони, поднимает лицо). Сие может произойти разве что по велению Аллаха великого.

Сергей. И больше никак?

Хасан ( пугается, оглядывается во все стороны, прикладывает палец к  устам). Тихо!

Сергей. Что ?

Хасан. В моей чайхане не подобает вспоминать о таком.

Сергей. Иной мир!

Хасан. Созданный Аллахом великим.

Сергей. Скажи-ка : если мне понравилась здесь девушка, может ли она стать моею?

Хасан. Кто ты у себя дома?

Сергей. Известный в Европе поэт.

Хасан. Как наш Хайям?

Сергей. Поменьше литературным ростом, но тоже знаменитый.

Хасан. Тогда зачем тебе страдать? ( Принимается накрывать стол, достаёт плоды, мёд). Можешь решить всё.

Сергей. С кем?

Хасан. То уж думай, выбор – за тобой.

Сергей ( присаживается к столу). Мне понравилась девушка в том окне. ( Показывает).

Хасан. Далила! Она ярче полного месяца, чище родникового потока, стройна и соразмерна.

Сергей. Может быть?

Хасан. Почему бы нет? Но такие дела вечером не решаются. Давай-ка перенесём разговор на завтра.

Сергей. Снова не так, как у нас!

Хасан ( поднимает вверх лицо, возносит ладони). На всё воля Аллаха!

                                           Занавес.

                     Конец первого действия.

                                   Действие второе.

         Сценическая обстановка та же, что и в первом действии. По улице подходит к дому Сергей. Далила выглядывает из окна. Сергей оглядывается вокруг, по-зоговорщически обращается к Далиле.

Сергей. Далила! Я же говорил : даже разные веры не могут  помешать нашим чувствам.

Далила. Отличны не только они, но и обычаи.

Сергей. И те – тоже.

Далила. Почему думаешь так?

Сергей. Вчера я разговаривал с твоим отцом.

Далила. Обо мне?

Сергей. Конечно!

Далила ( пугается). И что он сказал?

Сергей.  Условились.

Далила. Ты дал ему подарок?

Сергей. Нет.

Далила. Тогда считай, что разговор не состоялся.

Сергей. Он сказал, чтобы я наведался утром.

Далила. Но должен придти с дорогим подарком.

Сергей. О том не обмолвился.

Далила. Однако непременно имел в виду.

Сергей. Сказал бы.

Далила. Так велит обычай.

        По улице проходят посетители базара. От ихней группы отделяется Фарис и присаживается за столиком чайханы. Сергей смешивается с посетителями базара.

Камар. Кто ищет  утешения и приятного развлечения?

Шуман. Тому вначале следует полакомиться моими пирожками.

Камар ( на Шумана, сердито). Тебе только  бы  непременно влезть впереди меня.

Шуман. Это же не моя выдумка : сам Аллах великий учил искать вначале еду, а затем уж утешение и  наслаждение.

Камар ( примирительно). В полной мере ощутит вкус жизни лишь тот, кто воспользуется услугами от нас обоих.

Шуман. Если моя будет первой.

Камар ( грозится пальцем). Твоего пирожка может оказаться моловато, чтобы захотелось удовольствия.

Шуман ( тихо, Камар). Моему товару кто-то будет благодарен уж тем, что доберётся домой.

( Громко). Пирожки! Свежие, вкусные и дешевые!

           Посетители  базара выходят. У столиков чайханы – Фарис и Хасан.

Фарис. Твоя Далила, будто месяц , набирается красоты и полноты.

Хасан. Не стану придерживать, чтобы не упустить подходящего момента, отдам за достойного человека.

Фарис. Находится таковой?

Хасан. Наведывались двое чайханщиков.

Фарис. И как?

Хасан. Издалека намекали.

Фарис. Будто непонятно, что чайханщик не пойдёт в соседнюю чайхану чай пить?

Хасан. Я тоже подумал об этом.

Фарис. Предметно не говорили?

Хасан. Нет , лишь разведывали.

Фарис. И никто более не интересовался?

Хасан. Почему же? Были.

Фарис. Кто?

Хасан. Вчера заезжий поэт спрашивал.

Фарис. Какой?

Хасан. Ты видел его у меня.

Фарис. Как он тебе?

Хасан. Ладный парень, хотя и проявлял интерес к напиткам покрепче.

Фарис. Подходил ко мне.

Хасан. Разменивал деньги?

Фарис. Мне показалось, что у него их нет.

Хасан ( растерянно). Утверждал, будто дома считается известным поэтом.

Фарис. То может быть правдой.

Хасан. А что – нет?

Фарис. Что имеет деньги.

Хасан. Ты уверен  в этом?

Фарис. Абсолютно!

        К Хасану и Фарису подходит Шуман.

Шуман ( Хасану). Купи у меня остачу пирожков.

Хасан ( Фарису). Видывал такого?

Фарис. Мы с ним ежедневно работаем на одном базаре.

Хасан. И моя чайхана стоит рядом.

Фарис. В таком случае, и ты должен бы знать.

Хасан. Однако не настолько, чтобы мог подумать, что он догадается предложить мне свои пирожки.

Шуман. К вечеру продашь.

Хасан. А если нет?

Шуман. Заберу назад.

Хасан. Тогда, считай, условились.

Шуман ( делает попытку достать и выложить пирожки). Вот и хорошо.

Хасан. Я имел в виду, что ты заберёшь их сейчас.

            Шуман  недовольно  выходит.

Хасан. Быть может, он намеренно не показывает денег?

Фарис. Из каких соображений?

Хасан. Чтобы не навести на себя воров.

Фарис. На базаре не без них.

Хасан. То-то же.

Фарис. И непременно следует предохранить себя от неприятных неожиданностей?

Хасан. Предусмотрительность никому не помешает.

Фарис. Чтобы обменивать дирхемы на динары, а не наоборот?

Хасан. Только !

Фарис. Однако в этот раз ты не угадал.

Хасан. У нас обоих – лишь предположения относительно  него.

Фарис. А вот и нет : моя информация полнее.

Хасан. С чего ты взял?

Фарис. Выведывал у меня относительно возможности чувственных взаимоотношений.

Хасан. Без подарков родителям девушки?

Фарис. И никак не хотел понять нашего обычая.

Хасан. Ну-ка погоди!

Фарис. Пойду. Возможно, если не тому пииту, то кому-нибудь да разменяю.

         Фарис  выходит.

Хасан ( поднимает голову в сторону окна).  Далила!

Далила ( голос из отворённого окна). Что, отец?

Хасан. Иди-ка сюда!

         После короткой паузы Далила  выходит  к Хасану.

Хасан. Разговаривала с тем поэтом? ( Далила молчит, пауза). Я тебя спрашиваю?

Далила. Лишь обменялись сообщениями.

Хасан. Относительно чего?

Далила. Различий  в наших обычаях.

Хасан. И я обеспокоен тем  же.

Далила. Чем?

Хасан. Каким это образом он намеревается завладеть тобою без подарков родителям?

Далила. Об этом не было речи.

Хасан. Тогда на что он рассчитывал вчера?

Далила. Не знаю.

Хасан. И мне тоже не подумалось об этом.

Далила. Почему ты столь встревожен?

Хасан. Фарис, спасибо ему, сказал.

Далила. О чём?

Хасан. Раскрыл намерения пришельца.

Далила. Они у него были?

Хасан. И – недобрые.

Далила. Впервые слышу.

Хасан. Увижу, что выглядываешь из окна – буду бить. ( Далила молчит, пауза). Услышала?

Далила. Да…

Хасан. Понятно объясняю?

Далила. Вполне.

Хасан. А теперь иди. Да смотри мне : не выходи и не выглядывай из окна, аж пока он уедет.

        Далила  входит  в  дом. Со стороны базара к чайхане приближается Сергей.

Сергей. Начинаю привыкать к восточным напиткам.

Хасан. Тогда как следует наоборот.

Сергей. Что ?

Хасан. Отвыкать.

Сергей. Почему?

Хасан. Чай оказывает на тебя действие похуже того, что дома напитки покрепче.

Сергей. С чего бы…

Хасан. Уж не от скуки.

Сергей. Тогда откуда?

Хасан. Со слухов.

Сергей. Хороших или плохих?

Хасан. Не лучших.

Сергей. И что?

Хасан. Забудь о моей чайхане и дорогу к ней.

Сергей. Уже и посетитель не нужен?

Хасан. Похожий на тебя – да.

Сергей. Чем же я не таков?

Хасан. Не вписываешься в наши обычаи.

Сергей. Ещё не изучил их.

Хасан. А надобно было бы прибегнуть к тому, прежде  чем  отправиться  сюда.

Сергей. Постепенно привыкну.

Хасан. Не успеешь!

Сергей. Отчего?

Хасан. Убирайся отсюда!

Сергей. Таково ваше восточное гостеприимство?

Хасан. Оно отвечает твоему поведению.

       Сергей отходит от чайханы. Ему навстречу   двигаются посетители базара, к нему приближается Камар. Все оставляют её и двигаются дальше.

Камар. Что-то мне начинает казаться, будто ты поедешь отсюда без впечатлений о восточных обычаях и приятных воспоминаний.

Сергей. В этот раз не совсем угадала.

Камар. Чего не хватает?

Сергей. Впечатлений- во как! ( Проводит рукой над головой).

Камар. Тогда помогу и с остальным.

Сергей. Как?

Камар. Доставай несколько динаров и будешь иметь, что вспомнить в твоих северных широтах.

Сергей. Не того ищу.

Камар. Чего?

Сергей. Хочу взять девушку по взаимному зову чувства.

Камар. Хотя бы почитал перед отъездом на Восток что-нибудь о наших обычаях.

Сергей. Зачем?

Камар. Для избежания кинжальных драк.

Сергей. Считаешь их возможными?

Камар. Затеи, похожие на твою, чаще кончаются ими.

Сергей. У нас этого нет.

Камар. Потому как то – север. Сладим?

Сергей (  смотрит  на Камар, пауза). Нет.

Камар. Тогда возвратишься без ожидаемых впечатлений.

Сергей. Пусть.

Камар. В  лучшем  случае.

Сергей. Пугаешь?

Камар. Остерегаю : если вообще доберёшься на свой север.

Сергей. Двинусь сегодня же!

Камар. Желаю удачи!

       Сергей выходит. Навстречу ему двигается Шуман с кошёлкой пирожков.

Шуман ( громко). Пирожки! Свежие, вкусные и дешевые!

Камар. Натоговал на весеннюю девушку?

Шуман. Пожилому  человеуку  она ни к  чему.

Камар. Почему  вспоминаешь  о таком?

Шуман. Потому как раньше не буду иметь желаемого результата.

Камар. Говорила тебе – давай торговать вдвоём!

Шуман (достаёт монеты, подаёт Камар). Сходи возьми кошёлку.

Камар. Зачем?

Шуман ( показывает на пирожки). Разделим да разбежимся в разные концы базара.

Камар. И что там?

Шуман. Быстрее продадим и пойдём домой.

Камар. Давно бы так!

Шуман. Или – нет.

Камар. Снова пятишься?

Шуман. Нисколько.

Камар. Тогда почему передумал?

Шуман. Выберем вместе кошёлку поудобнее.

Камар. Идём?

Шуман. Сегодня  видел их  вон там. ( Показывает).

Камар. Поглядим ещё.

          Шуман и Камар выходят. Появляется Сергей, оглядывается, приближается к чайхане, затем отходит поодаль, вглядывается в окно. Оттуда выглядывает Далила. Сергей напряженно всматривается. На авансцене располагается Фарис.

 Далила. Нам не на что надеяться.

Сергей. Теперь и сам вижу.

Далила. Восточные обычаи стойки к переменам.

Сергей. И непостижимы для пришельцев.

Далила. Это действительно так.

Сергей. Мне трудно здесь избрать способ поведения.

Далила. Потому как привык общаться с людьми по-своему.

Сергей. Без оглядки, ссор и драк.

Далила. В своих северных краях найдёшь девушку по душе, сойдёшься с нею без денег.

 Сергей. И не станут запугивать кинжалами.

Далила ( встревоженно). Было?

Сергей. Пока – нет, но намекнули, что может случиться   и  такое.

Далила. И уже имело место не однажды.

Сергей. Наверное, мне лучше собираться домой.

Далила. Двигай, не накликай беды на нас обоих.

Сергей. Прощай!

Далила. Будь счастлив!

       Сергей  отдаляется на безопасное расстояние от чайханы. Замечает Фариса, направляется к нему, но его опережают Шуман и Камар. Сергей останавливается, наблюдает издали.

Шуман. Пирожки!

Камар. Вкусные и питательные!

Шуман. К тому же – не дорогие!

Фарис. Неужто объединились?

Камар. Сама ещё не верю.

Шуман. Должно выйти к лучшему.

Фарис. Тогда уж будешь приходить обменивать дирхемы на динары.

Шуман. Если Аллах великий услышит твои слова и наши с Камар молитвы.

Камар. Не пропустим ни одной  пятницы.

Фарис. Всё в руках властителя миров.

Шуман. Будем уповать  на его милость к нам.

Фарис. Торгуйте, а я всегда буду придерживать для вас динары.

        Шуман и Камар продолжают путь по базару.

Шуман. Пирожки!

Камар. Вкусные и питательные!

 Шуман. К тому же – не дорогие!

Камар ( тихо, Шуману). Отныне у нас с тобой одна услуга.

Шуман  ( тихо, Камар). И мы добьёмся успеха. ( Громко). Пирожки!

        Шуман и Камар выходят. Сергей подходит к Фарису.

Фарис. Отъезжаешь?

Сергей. Двинусь.

Фарис. Побыл, увидел Восток?

Сергей. Для меня он навсегда останется непостижимым.

Фарис. Зато нам здесь понятно всё.

Сергей. Потому как начали впитывать с молоком матери.

Фарис. Дышали  этим воздухом и  стали ориентироваться по запахам.

Сергей. Постигли тайны приваживания дирхемов.

Фарис. И  научились  обменивать их  на динары.

Сергей. Наверное, немало зависит от того, под каким углом светят на местность солнце  с луной.

Фарис. Определённо!

Сергей. Имею  силу, голову на плечах, однако их не стало на то, чтобы отворить вон ту  (показывает) обыкновенную калитку в саду.

Фарис ( сдвигивает плечами). Это непосильно  и многим из наших.

Сергей. Верю. Однако они заблаговременно ориентируются на местный подход.

Фарис. Усваивают его малейшие особенности.

Сергей. Тогда как приемлемое у нас оказывается здесь неуместным.

Фарис. Везде ценится какая-то своя сила.

                       Занавес.

               Конец второго действия.

     

Виктор Тарасенко