* * *
В Житомирській області новим брендом може стати ягідництво
* * *
Рамос тренеру Севильи: «Да здравствуют мужики с яйцами»
* * *
1917 року народився Ніколас Орешко —найстаріший живий кавалер Медалі Пошани(США) у 2011-2013 р, українець
* * *
Завод ім.Малишева спростував інформац.про розірвання контракту з Таїландом і готує передачу чергової партії«Оплотів»
* * *
знаєте тих дур, які ревнують хлопця до всього, шо рухається і нє? то я))))) якби могла, ревнувала б і до себе
* * *
Не бажаєш оглухнути - вдавай із себе глухого. © Кен Кізі. "Над зозулиним гніздів’ям"

МЕЛЬНИЦА

13:47 19.01.2009

Виктор  Тарасенко

М Е Л Ь Н И Ц А

Пьеса-сказка  для взрослых в двух действиях.

По мотивам язычнического фольклора древних восточных славян.

         Действующие лица :

Макар.

Мария. 

Бес.

Порфирий.

Евфросиния.

            Действие первое.

      Подворье мельницы. Детали сценической обстановки – на усмотрение режиссёра. Но

     непременно должны  быть в углу сцены большое мельничное колесо, скамейка неподалёку от

     него и задник в виде прибрежных зарослей, за которыми кое-где выглядывает водная гладь.

          Макар прохаживается подворьем, время от времени поглядывая во все стороны. Из-за

      мельничного колеса выходит   Мария.

Мария. Здравствуйте, дядя Макар!

Макар. День   добрый!

Мария. Выглядываете, да не с той стороны.

Макар. Так оно и есть  : то бегут отовсюду, то не заглядывают ниоткуда. ( Пауза). И в этот раз послали на мельницу именно тебя?

Мария. Больше некого.

Макар. Тяжело  тебе выпало батрачить. Такие мешки приходится перебрасывать.

Мария. Помогли бы.

Макар ( вздыхает). Кабы раньше…

Мария. А теперь?

Макар. Не  смогу.

Мария. Почему?

Макар. Старею, иногда поясница  не  разгибается.

Мария. Заставьте.

Макар. Тогда пойдёт в другую сторону.

Мария. В какую?

Макар. Не захочет сгибаться.

Мария. Как  ей  угодить?

Макар. Сказал  бы, да сам не ведаю.

Мария. Быть может, подсказывают что-нибудь?

Макар. Было и такое.

Мария. Что ?

Макар. Долго  рассказывать.

Мария.  Пока  будем  молоть, расскажете?

Макар. Пойдём-ка, чтобы не тратить времени попусту, потому как и без того его немало уходит лишнего.

Мария. Из-за чего?

Макар. Проклятый песок подходит под самое колесо, мешает ему быстрее оборачиваться.

Мария. Зачем спешить?

Макар. Чтобы не собирать под мельницей очередей  да побольше успеть.

Мария. На каждой работе такое.

Макар. Наверное, для мельницы это главнее всего.

Мария. Только бы поворачивались жернова.

Макар. Пока оборачиваются, могу быть уверен, что буду жить.

Мария. На ваш век хватит?

Макар. Должно бы.

Мария. Коль так, не о чем печалиться.

       Макар и Мария выходят за колесо. На подворье появляется Бес. Сторожко-осторожно

       разглядывается, заглядывает за колесо и снова прячется. Выходят Макар и Мария,

       присаживаются на скамейке.

Макар ( облегчённо вздыхает). Засыпали.

Мария. К  полудню  смелем?

Макар. Кабы вода такая,  как была ещё недавно, то могло быть и  побыстрее.

Мария. Заносит?

Макар ( вздыхает). Очень.

Мария. И весной, в половодье?

Макар. Тогда она почти не нужна.

Мария. Почему?

Макар. У крестьян мало зерна.

Мария. Выходит, что весной недостаёт зерна, а к осени – воды?

Макар. Расскажи-ка лучше, как ты там поживаешь?

Мария. Ничего утешительного : по-тёмному встаю, в сумерки ложусь, да всё то – за пропитание и одёжку.

Макар ( разглядывает Мариину свиту). Не  панскую.

Мария. Полотняная.

Макар. На большее хозяйка не расщедрилась?

Мария. И на эту зимой сама напряла.

Макар. И некуда больше податься?

Мария. Вы же не возьмёте?

Макар. Начинаю о том подумывать.

Мария. И к чему приходите?

Макар. Я не то, чтобы про тебя, а вообще.

Мария. И что же?

Макар. Придётся, наверное, брать кого-то.

Мария. А чем же я вам не подхожу?

Макар. Думаю, лучше парня.

Мария. Вон столько раз приезжала, помогала, ещё немного освоюсь и буду знать здесь всё.

Макар. Мельница не такая, чтобы очень уж хитрая, но приспособиться надобно.

Мария. Сумею. Зато возьму на себя и кухню, и стирку, и уборку.

Макар ( раздумывает). Отпустят ли тебя?

Мария. Попробую  уговорить.

Макар. Каким образом?

Мария ( задумывается, пауза). А если скажу, будто выхожу замуж?

Макар ( задумывается, пауза, решительно). Говори! Чтобы не задерживали.

Мария. Договорились.

Макар. Не совсем. Им-то скажешь, как мы перед этим говорили, а будешь за батрачку.

Мария. Согласна!

Макар. Кроме мельницы, варишь, стираешь, и вон там ( показывает) присмотришь огород.

 ( Мария раздумывает, пауза). Ты уже испугалась? Там тех грядок -заяц  без разгона перепрыгнет,

вдвоём будем кушать.

Мария. Меня работой  испугать трудно.

Макар. Тогда что?

Мария. Поеду поговорю.

Макар. Двигай!

      Мария выходит. Макар прохаживается подворьем. Появляется Евфросиния.

Евфросиния. Дня вам доброго да погожего!

Макар. Взаимно!

Евфросиния. Два мешка   одолеем?

Макар.  Почему не больше?

Евфросиния. Только  и  осталось  до урожая.

Макар. Тогда это ещё не беда : зерно налилось и с каждым днём твердеет.

Евфросиния. Будто бы урожай должен быть получше прошлогоднего, не придётся вот  так отмеривать  последние  недели.

Макар. А если весь год?

Евфросиния. Не доведи да избавь!

Макар. Вот и я говорю : если хлеб на столе не выбывает, уже жить можно.

Евфросиния. Он от  того, имеешь ли  дело.

Макар. Да ещё чтобы стоящее.

Евфросиния. Вот как у тебя мельница.

Макар. А что? И прокормит до конца жизни, только бы река не мелела.

Евфросиния. Сколько знаю, жалуешься на это, а  мерку  всё же берёшь.

Макар. Сейчас поможешь засыпать, смелем.

Евфросиния. Стареешь, Макар.

Макар. Никуда от этого не денешься.

Евфросиния. Я и не подговариваю к тому.

Макар. Тогда  к  чему?

Евфросиния. С каких пор  одинокий?

Макар. После смерти супруги.

Евфросиния. Пусть царствует.

Макар. Была  намного  постарше.

Евфросиния. А как дружно жили – в любви да согласчии.

Макар. Люди завидовали.

Евфросиния. Присматривала за тобой, как за ребёнком.

Макар. Потом трудно было привыкать самому.

Евфросиния. А что с вскоре с новым зерном начнут ехать?

Макар. Не испугают.

Евфросиния. Да что тяжело?

Макар. Возьму помощника.

Евфросиния. Давно надо было. Помнишь, как мы  мололи вдвоём?

Макар. Как же, помню.

Евфросиния. Я тогда несколько раз оставалась ночевать, потом дома рассказывала, будто очередь насобиралась такая, что пришлось ожидать день и ночь.

Макар. Мне тогда было легче.

Евфросиния.  И приятнее?

Макар. Конечно.

Евфросиния. Не обманываешь?

Макар. Вправду.

Евфросиния ( вздыхает). Вот так бы работать!

Макар. И сегодня смелем  вдвоём.

Евфросиния. Чтобы  хватило  до  нови.

        Макар  и Евфросиния выходят за колесо. На подворье появляется Бес. Сторожко-

        осторожно    разглядывает, заглядывает за колесо и снова прячется. Выходят Макар  и

        Евфросиния.

Евфросиния. Быть может, она  не  придёт?

Макар. Почему?

Евфросиния. Хозяева не отпустят.

Макар. Скажет, что мы сойдёмся, и  не станут  задерживать.

Евфросиния. Ты пообещал ей такое?

Макар. Нет.

Евфросиния. Тогда как она будет утверждать?

Макар. У  неё  возникла  такая  идея.

Евфросиния. Сойтись  с тобой  да прибрать к  рукам  мельницу?

Макар. Нет, лишь побыстрее  вызволиться   оттуда.

Евфросиния. Из батрачки сделаться хозяйкой?

Макар . Мы с нею обусловили всё.

Евфросиния. И что она станет хозяйничать здесь?

Макар. Да нет : беру  её  не  как  хозяйку, а  как  батрачку.

Евфросиния. До вечера?

Макар. Это почему же?

Евфросиния. Затем  подсунется под тебя и перестанет быть ею.

Макар. Кем обернётся, по-твоему?

Евфросиния. Хозяйкой.

Макар. Той мельницы, которую вот-вот занесёт песком?

Евфросиния. Пока не занесло.

Макар. Только что мололи, сама видела – колесо едва прокручивается.

Евфросиния. Однако жернова  вращаются?

Макар ( вздыхает грустно). Неспеша.

Евфросиния. Не  лошади – не бежать  же  им.

Макар. Двигай-ка.

Евфросиния. Гонишь?

Макар. Нет.

 Евфросиния. Но сказал же, чтобы ехала? ( Макар молчит, пауза). Или мне послышалось?

Макар. Было.

Евфросиния. То – то же!

Макар. Сама перед тем плакалась, что должна спешить.

Евфросиния. А тебе чтобы побыстрее убралась?

Макар. Наведывайся ещё.

Евфросиния. Смолотим – приеду.

       Макар выходит. Появляется Мария.

Евфросиния. Прибежала?

Мария. Пришла.

Евфросиния. Однако, довольно  быстро.

Мария. Уж  как  получилось.

Евфросиния.  Нетерпится  завладеть мельницей?

Мария. С  какой -такой стати?

Евфросиния. И я – об этом.

Мария. О  чём?

Евфросиния. Запомни : не быть  тебе  здесь  хозяйкой.

Мария. Я  и  не  собираюсь.

Евфросиния. Так и поверю тебе!

Мария. То уж твоё дело.

Евфросиния. И ты знай своё!

Мария. Я сама не определялась, буду делать, что скажут.

Евфросиния. С придачей того, о чём вперёд не договаривались?

Мария. Что тебе не так?

Евфросиния. Хочешь стать супругой, войти в часть?

Мария. Не имею того в уме.

Евфросиния. Оставь даже думать!

Мария. Коль  уж  в моей голове чего не было, то не возникнет надобности выбрасывать.

Евфросиния. Тогда зачем заявилась сюда?

Мария. Заработаю на пропитание.

Евфросиния. Жаль, что солнышко начинает клониться к закату, а домой добираться далековато. Но не оставлю этого так, наведаюсь ещё, пообщаемся.

        Евфросиния выходит. Появляется Макар.

Макар. Присядь-ка, дочка. Побеседуем.

Мария. Быть может, помочь чего-нибудь?

Макар. Успеем ещё. ( Присаживается, Мария тоже садится на скамейку возле него). Небо создало такой мир, что в нём каждому достаточно работы.

Мария. За всех не скажу, а  мне хватало.

Макар. Вскоре жатва перекинется с поля к мельнице, тогда вообще не присядем.

Мария. Разве только ночью вздремнём немного.

Макар ( вздыхает). Где-то около месяца совсем не отдохнём.

Мария. Где набраться столько сил?

Макар. То  не надолго. Смелют кое-что и на какое-то время успокоятся, будут приезжать пореже.

Мария. Как я буду здесь?

Макар. В  тепле, в добре, будешь иметь свежий хлеб и хоть какую одёжку, не станешь бедствовать.

Мария. Мне больше ничего и не надобно.

Макар. Разве кто-то говорит иное?

Мария. Евфросиния.

Макар. Она  может и ревновать.

Мария. По какому праву?

Макар. Иногда заигрывала ко мне и оставалась ночевать.

Мария. Но – не всерьёз?

Макар. Нет.

Мария. Можно не придавать тому значения?

Макар. Я только сейчас начинаю брать в толк её настоящие мотивы.

Мария. Каковы они, по-вашему?

Макар. Она вполне раскрыла их в ссоре с тобой.

Мария. То есть?

Макар. По-видимому, намеревалась сойтись со мной из-за мельницы.

Мария.  Почему же медлила?

Макар. Выжидала, когда начну сдавать, чтобы  затем не ждать долго.

Мария. Могло быть.

Макар. Но доселе не подавала достаточного повода к такой мысли.

Мария. И только теперь прояснилось?

Макар. Когда увидела в тебе соперницу.

Мария. Я начисто лишена подобных замыслов.

Макар.  Верю. Да и договаривались мы с тобой о другом.

Мария. Конкретно и определённо.

Макар. Посиди-ка, отдохни с дороги, а я пока схожу к вербе. Там, на глубоком, стоит вентерь. Если вытряхну из него что-нибудь, полакомимся рыбкой.

       Макар выходит. Пауза.

Голос будто в серёдке Марии. Что – прибилась к мельнице?

      Мария оглядывается вокруг, но никого не замечает.

Голос будто в серёдке Марии. Попадёшь под колесо.

Мария ( оглядывается во все стороны, но никого не замечает). Откуда отзываешься?

Голос будто в серёдке Марии. Я у тебя в средине.

Мария. Разве может быть такое?

Голос будто в серёдке Марии. Ещё как!

Мария. Кто ты?

Бес ( появляется из-за спины Марии). Бес.

Мария ( пугается). Откуда ты?

Бес. Мы завсегда живём на мельницах.

Мария . И что делаешь?

Бес. Слежу за колесом.

Мария. Зачем?

Бес. Чтобы вкручивало.

Мария . Я не боюсь этого.

Бес. Действительно думаешь, что с тобой того не  случится?

Мария . Некак ему сбыться.

Бес. Вскоре разглядишься  и  увидишь, что ошибаешься.

Мария. Косу спрячу под платок, а  юбка не попадёт.

Бес. Оно  вкручивает  не  их.

Мария. Тогда что?

Бес. Душу.

Мария. Каким образом?

Бес. Проще не бывает.

Мария. Не подойду близко,чтобы не достало.

Бес. Вот  и  не  угадала, отныне ты уже здесь.

Мария. Что из этого?

Бес. И  я – не  где-нибудь. Будем видеться, поговорим.

Мария. О  чём?

Бес. О маховике.

Мария. Мне о нём нечего сказать.

Бес. Сегодня – да, однако вскоре сознаешься, что вкрутил.

         Бес выходит. Освещение сцены меняется на вечернее. Появляется Макар с небольшой

         полотняной сумкой.

Макар. Какая речка, такая и рыба. Пролазит между ячеями, мало остаётся в вентере.

Мария. Быть может, сделать  ячеи  поменьше?

Макар. Тогда будем собирать такую мелочь, что не приспособимся почистить.

Мария. Поищем на ужин что-то другое?

Макар. На двоих хватит. ( Показывает сумку).

Мария ( заглядывает). Вполне!

Макар.  Ещё  хватило бы реки!

Мария. Воды в ней?

Макар. А  то  чего  же? Река - пока  вода, не станет её, перейдёт  в  берег.

Мария. И что тогда?

Макар ( вздыхает). Перестану быть мельником, могу лишиться всего.

Мария. Как быть?

Макар. Не пугайся, до следующего лета доживём.

Мария . А дальше?

Макар. Попросим Небо, чтобы продлило ещё на год.

Мария. И так всё время?

Макар ( вздыхает). Десятки лет.

Мария. Нет  уверенности?

Макар. И  неоткуда  ей  взяться.

Мария. Быть может, подыскать какое-нибудь занятие понадёжнее?

Макар. Там будет беспокоить уже не вода, а что-то другое.

        Макар и Мария выходят. На подворье появляется Бес, смотрит по сторонам. К нему

        выходит   Мария.

Бес. Тебя не дождёшься.

Мария. Устала, едва не задремала.

Бес. Не спеши, уснёшь после меня.

Мария. Это уж точно.

Бес. Знаешь?

Мария. Ещё бы!

Бес. Нравится?

Мария. Спрашиваешь!

Бес. Нельзя?

Мария. Знаешь сам.

 Бес. Конечно! Слаже Беса  не соблазнит никто.

Мария. И жили бы вдвоём.

Бес. Вижу, мельница чрезмерно развила в тебе жажду собственности.

Мария. Неужто не  хочешь  меня?

Бес. За  чем  и  пришёл.

Мария. А как бы нам сойтись насовсем?

Бес. Это исключено.

Мария. Почему?

Бес. Лицам в моём звании такое не свойственно.

Мария. Что же подходит вам больше?

Бес. Мы – не постоянны.

Мария. И  некак  это  пересмотреть?

Бес. Разве что перестать быть Бесом.

Мария . Оставь.

Бес. И кем стану?

Мария . Мельником.

Бес. Чтобы и меня вкрутило да смололи жернова?

Мария. Не бойся.

Бес. В моём звании я помогаю колесу, если же сменю его, сам попаду под маховик.

Мария. Минуешь.

Бес. Разве что оббегу десятой дорогой.

Мария. Что  сегодня?

Бес. Как  всегда.

Мария. Идём  побыстрее!

       Бес и Мария исчезают в зарослях над берегом речушки. Пауза. Возобновляется дневное

       освещение сцены. Появляется Евфросиния. К ней выходит Мария.

Мария. Молоть?

Евфросиния. Сюда больше незачем, хотя сегодня – не только.

Мария. Чего тебе ещё?

Евфросиния. Убиралась бы  отсюда восвояси.

Мария. Куда?

Евфросиния. Откуда пришла.

Мария. Там уже к этому времени взяли другую.

Евфросиния. И здесь не будет пусто.

Мария. Может появиться кто-нибудь?

Евфросиния. Хоть бы и я.

Мария. Нет уж!

Евфросиния. Ты, случайно, не супруга Макару?

Мария. С чего ты взяла?

Евфросиния. Из твоей уверенности.

Мария.  И без того не уступлю.

Евфросиния. Ради мельницы подкатилась под деда?

Мария. Тебе какое дело?

Евфросиния. Скажи – спишь с ним?

Мария. Спим : он в кровати, а я – на крыльце.

Евфросиния. Не обманываешь?

Мария. Он храпит.

Евфросиния. То когда засыпает, а ласки могут быть и до того.

Мария. Меришь на свою колодку?

Евфросиния. Все способы приемлемы, когда речь идёт о том, чтобы завладеть мельницей.

Мария. Хорошо, что высказала, теперь буду знать, чего бы ты хотела.

Евфросиния. Поживём – увидим.

Мария. Поглядывай.

Евфросиния. Будет  по-моему.

Мария. Скажи-ка лучше, как рассчитаешься : меркой или деньгами?

Евфросиния. А тебе как хотелось бы?

Мария. Чтобы деньгами.

Евфросиния. Потому как муки не потянешь?

Мария. И в мысли не держала.

Евфросиния.  Тогда  зачем  выбежала навстречу?

Мария. То  у тебя одной только ласки на уме, а я думаю о работе.

Евфросиния. Как бы похозяйничать самой?

Мария. Мельница без посетителей ничего не стоит.

Евфросиния. Уже и это соображаешь?

Мария. Для этого не требуется вот такого ( разводит руками по обе стороны от головы) ума.

Евфросиния.  Осваиваешься, нечего сказать.

Мария. Увижу посетителя и выхожу к  нему, как ещё могло быть?

         Мария с Евфросинией выходят. За минуту появляются Евфросиния с Макаром.

Евфросиния. Хорошие  тебе  попадаются  помощницы.

Макар. В чём дело?

Евфросиния. Спрашивала, не рассчитаюсь ли деньгами.

Макар. Был у нас такой разговор, к зиме надобно справить кое-что.

Евфросиния. Ты и в самом деле настолько недогадливый, или завертелся вместе с мельничным колесом?

Макар. С чего ты решила?

Евфросиния. Потому как, ежели брала бы, те денежки не доходили бы до твоего кармана.

Макар ( останавливается, спохватывается). Неужто могло случиться?

Евфросиния. А ты только сейчас об этом подумал? ( Макар молчит, пауза). Прежде не доходило?

Макар. Засуетился.

Евфросиния. Закрутила она тебе голову. Ещё бы – такая молодая, дочка могла быть постарше.

Макар. Буду повнимательнее.

Евфросиния. О чём и речь. Работали бы вдвоём со мной, мог довериться. (Макар молчит, пауза).

Почему молчишь?

Макар. Ты ещё поноровистее Марии.

Евфросиния. В каком  смысле?

Макар. Женщины, как и куры, все одинаковые – ни одна не гребёт от себя.

Евфросиния. То правда, однако со мною будем складывать в одну кучку.

Макар. То уже лучше.

Евфросиния. Пока будем вдвоём, кучка та сделается немалой.

Макар. Наверное, уже не приходится рассчитывать надолго, обоим доведётся двигать куда-нибудь.

Евфросиния. Отчего же?

Макар. Вот-вот занесёт колесо песком.

Евфросиния. Знаю выход.

Макар. Какой?

Евфросиния.  Поставить запруду.

Макар. Чтобы вода поднялась?

Евфросиния. Конечно.

Макар ( вздыхает). Пробовал.

Евфросиния. Не вышло?

Макар. Половодьем снесло, будто и не было.

Евфросиния. Значит, ставил не там, или не так.

Макар. Могло быть.

Евфросиния. А я знаю и место, и способ.

Макар. Давай  попытаемся.

Евфросиния.  Выпроваживай Марию, сделаем.

Макар. Только так?

Евфросиния. Иначе к чему это мне?

          Евфросиния выходит. Появляется Мария.

Макар. Что ты говорила с Евфросинией о деньгах?

Мария. Предлагала рассчитаться.

Макар. Осенью  такое  случается редко. После жатвы  у крестьян зерно  немеряное.

Мария. А  нам   же  как?

Макар. Что?

Мария. Жить?

Макар. Продадим муку. С каждым днём добавляется, веселит.

Мария. Есть на что надеяться?

Макар. Ты тогда говорила, чтобы подумать о каком-то ином деле?

Мария. Поискать занятия понадёжнее.

Макар. Найдёшь ли?

Мария. Можно попытаться.

Макар. Только время потратишь.

Мария. Почему столь уверен?

Макар. Подумай-ка : что люди покупают до последнего, когда уж не думают о безделушках и прихотях?

Мария. Хлеб.

Макар. А из чего пекут его?

Мария. Из муки.

Макар. Значит, нас не обойдут.

Мария. Только бы не выбывала вода под колесом?

Макар. Да чтобы мололи жернова.

Мария. О чём и попросим Небо.

Макар ( задумывается, пауза). Люди надоедают ему самыми разными челобитными : чтобы послало дождя, солнышка, урожая, деток, хлеба да к нему, удачной жизни и обеспеченной старости – этот перечень можно продолжать без конца.

Мария. Потому как человеку свойственно хотеть многого.

Макар. Но просить  у Неба надо так, чтобы оно тебя поняло. Потому я и прошу, чтобы мололи жернова  моей  мельницы, для  меня  в  этом  сосредоточено  всё.

           Макар выходит. Появляется Бес.

Бес. Не говорил ли тебе?

Мария. Макар?

Бес. Я!

Мария. Напомни.

Бес. Уже захотелось денег?

Мария. Кто же откажется от них?

Бес. То, пока мельница издали машет крыльями, можно быть к ней равнодушным.

Мария. А если ближе?

Бес. Непременно почувствуешь, что попал под маховик.

Мария. И он, как ты говорил тогда, втянет душу?

Бес. Обязательно и без остатка.

Мария. Снова преувеличиваешь.

Бес. Ой, нет!

Мария. А  я скажу…

Бес ( перебивает). Говорить буду я!

Мария. Почему?

Бес. Могу поведать больше.

Мария. Например?

Бес. Ты ещё не успела занести в дом вещи, а уже начала беспокоиться, чтобы уменьшить ячеи в вентере.

Мария. Но тогда в нём будет оставаться больше рыбы.

Бес. Согласен. Почему тебя не устраивало столько, как было?

Мария. Каждому хочется достатка.

Бес. Тоже соглашаюсь. Однако же не хочется останавливаться на низшем уровне.

Мария. Разве это не естественно?

Бес. Вполне!

Мария. И что из этого?

Бес. Не говорил ли тебе, что маховик не  остановится, продолжит вращаться?

Мария. Было.

Бес. А теперь тебе уже хочется брать от заказчиков деньги?

Мария. Макар говорит, что крестьяне не часто дают их.

Бес. Но  брала бы каждый день? ( Мария молчит, пауза). Почему молчишь? ( Мария молчит, пауза).Брала бы?

Мария. Да.

Бес.  И отдавала   Макару? (Мария молчит, пауза). Говори!

Мария. Возможно, не все.

Бес. То-то и оно, однако хотела бы иметь их у себя?

Мария. Я ещё не думала об этом.

Бес. Но придёшь к тому.

Мария. Мелют  за  мерку.

Бес. Вот-вот, к тому и веду.

Мария. К чему же?

Бес. Теперь тебе захочется иметь ключи от амбара.

Мария. При живом Макаре?

Бес. В этих условиях – некак.

Мария. Тогда не о чем и говорить.

Бес. Я, хоть какой ни есть, но всё же Бес.

Мария. Что из этого?

Бес. Имею практику.

Мария. И что она подсказывает?

Бес. Когда очень хочется стать хозяином положения, не останавливаются  ни перед  чем.

                                         Занавес.

                  Конец  первого  действия.

                                    Действие второе.

       Сценическая обстановка та же, что и в первом действии. На скамейке сидят Бес и Мария.

Бес. Теперь ты хозяйка мельницы.

Мария. Да. Мельница моя.

Бес. Можешь на какое-то время успокоиться.

Мария. Нет.

Бес. Почему?

Мария. Вынуждена думать о том, чтобы  её  хватило на всю жизнь.

Бес. Разве тому что-нибудь препятствует?

Мария. Мельница водяная.

Бес. И что из этого?

Мария. На берегу от неё   пользы мало.

Бес. Не понимаю.

Мария. Воды становится меньше.

Бес. Однако жернова вращаются.

Мария ( вздыхает). Помаленьку.

Бес. Тебе хочется, чтобы они двигались побыстрее?

Мария. Кто-то приехал бы сюда, но побоится очереди и двинет молоть где-то ещё.

Бес. Тогда что делать?

Мария. Ты же Бес.

Бес. Бес.

Мария. Сила?

Бес ( вздыхает). Нечистая.

Мария. Пусть уж какая ни есть, только бы прислужилась.

Бес. Разве не наведываю?

Мария. Не столь уж редко.

Бес. Будто бы не ленюсь.

Мария. В ласках – нет.

Бес. Тогда чего тебе ещё?

Мария. Добавь глубины под колесом.

Бес. И по всей речке?

Мария. Не надобно. Меня беспокоит колесо.

Бес. Не я ли говорил?

Мария ( вздыхает). Оно всё же вкрутило меня.

Бес. И не отпускает?

Мария. Держит.

Бес. За косу?

Мария. Нет.

Бес. Юбку?

Мария. Душу!

Бес. Пусть попереживала, пока мельница стала твоя.

Мария. Зачем она, если не будет приносить прибыли?

Бес. Жили  с неё  вдвоём, теперь всё тебе?

Мария. Вот и не совсем.

Бес. Кому же ещё?

Мария. Кое-кто везёт куда-то мимо моей мельницы.

Бес. Но тогда не будешь  иметь  покоя?

Мария. Обрету его, если всё устрою.

Бес. Не поверю.

Мария. Почему?

Бес. Потому как то “всё” всегда может быть большим и маховик станет подтягивать душу вверх.

Голос за сценой. Тпру!

Бес. Пойду.

         Бес выходит. Появляется Евфросиния.

Евфросиния. Добилась своего?

Мария. Чего?

Евфросиния. Будто не знаешь?

Мария. Быть может, ты скажешь?

Евфросиния. Разве я одна?

Мария. Кто ещё?

Евфросиния. Во всей округе говорят об этом.

Мария. О чём?

Евфросиния. Прибрала к рукам мельницу.

Мария. Осталась от мужа.

Евфросиния. От того, что не сам куда девался?

Мария. Однако же и возраста не юного.

Евфросиния. Видела?

Мария. Как могло быть иначе?

Евфросиния. И пошла не за него, а за мельницу?

Мария. Ту, что едва крутится колесо?

Евфросиния. Зато ты словно юла.

Мария. Работа моя такая.

Евфросиния. Было бы тебе пожизненное батрачество.

Мария. То ещё неизвестно.

Евфросиния. Ничего иного не светило даже издали.

Мария. Откуда тебе знать?

Евфросиния. Макар пригрел  в тепле да добре на свою голову, что и глаза в ней сомкнулись преждевременно.

Мария. Коль болтаешь такое, придётся ехать куда-нибудь подальше.

Евфросиния. Смелешь, нигде не денешься.

Мария. Возьму, да и отправлю восвояси.

Евфросиния. Не отважишься.

Мария. С чего такая уверенность?

Евфросиния. Потому как трясёшься за меркой, считаешь не мешками, а вёдрами.

Мария. Мне  чужого не надобно, меряю, чтобы не говорили, будто могла кого-то обмануть.

Евфросиния. А  перво-наперво – себя  не  обойти.

Мария.  Каждый присматривает за своим.

Евфросиния. А ты – за Макаровым.

Мария. Оставим об этом.

Евфросиния. Тебе хочется так.

Мария. Надоело слушать.

Евфросиния. Об одном только жаль, что лишь поговорят-повздыхают, а никто не докажет вины.

Мария. Ему с недавних пор не нужно ничего.

Евфросиния. Стало, поскольку кто-то позаздрился.

Мария. Так чем будем молоть – языками или жерновами?

Евфросиния ( сердито). Засыпаем.

            Евфросиния с Марией выходят. Появляется Порфирий. Похаживает подворьем ,

            разглядывает. К нему выходит Мария.

Порфирий. Здравствуй!

Мария. День добрый!

Порфирий. Ты – хозяйка  мельницы?

Мария. Да. А тебе чего?

Порфирий. Смелем?

Мария. Много?

Порфирий. Шесть мешков.

Мария. Подвози вон туда ( показывает). Сейчас закончим,  затем твоё.

Порфирий. Я – быстро.

Мария. Можешь не спешить.

Порфирий. Почему так?

Мария. Всё равно придётся ждать.

Порфирий. Долго?

Мария. Не пугайся : это не сразу после жатвы, когда мог бы и за день не успеть.

Порфирий. Сегодня смелем?

Мария. Будь уверен.

Порфирий. И не возвращусь домой по-тёмному?

Мария. Этого не пообещаю, уж как выйдет.

          Порфирий выходит. Появляется Евфросиния.

Мария. Вот и смололось.

Евфросиния. Что и мельник пропал?

Мария. Нашими  разговорами ему не помочь.

Евфросиния. К сожалению, теперь оно так.

Мария. Когда было иначе?

Евфросиния. Кабы прислушался ко мне,когда предостерегала его.

Мария. И как же?

Евфросиния. Чтобы не брал к себе незнакомого человека.

Мария. А позвал тебя?

Евфросиния. Откуда ты знаешь?

Мария. Коль спрашиваешь так, то соглашаешься.

Евфросиния. С чем?

Мария. Что хотела быть на моём месте.

Евфросиния. Но я никогда не допустила бы до такого.

Мария. Какого?

Евфросиния. Чтобы не старый ещё человек перебрался на Небо.

Мария. Говорить можно всё.

Евфросиния. Почему?

Мария. Ещё никто не  смог доказать, что было бы на самом деле.

Евфросиния. Зато все увидели, как получилось.

Мария. А что – дожил до своего возраста, да и помер, больше ничего.

Порфирий ( голос за сценой). Где ты там?

Мария ( за сцену, громко). Засыпай!(Евфросинии).  Речка его замучила.

Евфросиния. Чем?

Мария. Воды становилось всё меньше, всё труднее оборачивалось колесо.

Евфросиния. Жаловался на него, сколь помню, от первых моих посещений.

Мария. Оно его и свело.

Евфросиния. Сворачивай хоть на колесо.

Мария. Что здесь говорить, если Макар только и думал, как бы не перестать быть мельником раньше времени.

Евфросиния. И не обошёл, хотя и не с той стороны.

Мария. Тебе хочется выставить всё так, будто виновата я, а не колесо.

Евфросиния. Да ты отыщешь…

Мария. Говорю тебе : оно довело Макара.

Евфросиния. А само крутится.

Мария. И ещё сведёт не одного.

Евфросиния ( вздыхает). Может быть…

        Евфросиния выходит. Мария присаживается на скамейке. К ней подходит Порфирий.

Порфирий. Засыпал.

Мария. Пусть мелется потихоньку.

Порфирий. Почему так?

Мария. Речка всё больше мелеет, колесо вращается всё тяжелее.

Порфирий. Однако жернова  ворушит.

Мария. Прокручивает.

Порфирий. О чём вы так громко говорили с той молодухой?

Мария  ( машет рукою). Да  ну  её. Цепляется.

Порфирий. Пусть бы мужик или парень.

Мария. Она из-за мужа.

Порфирий. Своего или твоего?

Мария. Моего, но  думает, что мог быть её.

Порфирий. Где он?

Мария. Нет.

Порфирий. В чём тогда загвоздка?

Мария. Так сложилось : нанялась к нему на мельницу, затем сошлись, он помер, а мельница осталась мне.

Порфирий. И что ей от этого?

Мария. Ставит в упрёк, будто пристала к нему из расчёта, чтобы завладеть мельницей.

Порфирий. Могло выйти  недумано.

Мария. Так оно и было, а видишь, что рассказывает?

Порфирий. Не запретишь.

Мария. То-то же!

Порфирий. И мне хотелось  наняться к тебе, но теперь засомневался, не подумаешь ли, случайно, чего-нибудь?

Мария.  А ты откуда?

Порфирий. Батрачу у Романенковых.

Мария. Живы обое?

Порфирий. Только состарились.

Мария. Того никому не обойти.

Порфирий. Твоя правда.

Мария. И как тебе у них?

Порфирий. Да, по-всякому?

Мария. То неважно, то похуже?

Порфирий ( вздыхает). Таково.

Мария. И не искал чего-нибудь получше?

Порфирий. Где его найдёшь?

Мария. Хорошо. Приходи-ка  ко мне на мельницу.

Порфирий. Как будешь платить?

Мария. Не пожалуешься.

Порфирий. А жить где?

Мария. Здесь, на мельнице.

Порфирий. Жди!

         Порфирий выходит. Появляется Бес.

Бес. Условились?

Мария. О чём?

Бес. Мне известно всё.

Мария. Откуда?

Бес. Забыла, кто я?

Мария. Помню.

Бес. То-то и оно. А мужик молодой.

Мария. Только бы  подходили.

Бес. Он – тебе, или ему – мельница?

Мария. Ты перекручиваешь всё на своё. Быть может, он придёт ко мне?

Бес. А затем колесо вкрутит и его, станет думать уже о мельнице.

Мария. Какой же ты жестокий!

Бес. Всё же не равнять с маховиком.

Мария. Лучше или хуже?

Бес. От него получше в несколько раз.

Мария. Чем?

Бес. Хоть когда-нибудь кого-то пожалею, а он затягивает всех. И этот твой мужик не составит исключения.

Мария. Уверен?

Бес. Вполне!

Мария. Быть может, он не такой?

Бес. Сегодня, пока не попал под маховик, а завтра тот втянет и его, нечего будет думать, чтобы вырваться.

Мария. Как же мне быть?

Бес. Ничего не подскажу.

Мария. Ты успел изучить всё до тонкостей.

Бес. И что из этого?

Мария. Как это – что?

Бес. Могу лишь ускорить или ещё иногда, с большими непомерными усилиями, сдержать, но не повернуть вспять и, тем более, не остановить  насовсем.

Мария. Кому это посильно?

Бес. Не скажу, потому как не знаю.

Мария. Кто может знать?

Бес. Коль такие  отыщутся, маховик перестанет быть опасным.

Мария. Тогда что меня ожидает?

Бес. То же, что постигло и Макара.

Мария. А дальше?

Бес. Такое же будет и Порфирию.

Мария. Однако мельницу не остановишь?

Бес. Одну-две – можно, да только, ради жизни, какие-то из них непременно должны работать.

Мария. Коль так, ихние колёса будут оборачиваться.

Бес. И – вкручивать.

        Бес выходит. Появляется Порфирий с дорожной сумкой в руке.

Мария. Отпустили?

Порфирий ( показывает сумку). Как видишь.

Мария. Не расспрашивали?

Порфирий. Похоже, даже обрадовались.

Мария. Отчего?

Порфирий. Жатва закончилась, работы поубавилось, а здесь предоставился случай избавиться лишнего рта.

Мария. Приступишь к работе?

Порфирий. Только научишь.

Мария. Конечно. Жернова хоть и грубые, но требуют особого обхождения.

Порфирий. Как и ихняя хозяйка.

Мария ( сердито). Беру тебя не как супруга, а как батрака.

Порфирий. Договаривались  о таком.

Мария. А тебе чего?

Порфирий. Что?

Мария. Хотелось?

Порфирий. Долго рассказывать.

Мария. Нам сегодня судачить некогда, пусть попозже, будем молоть, следить за жерновами, всё равно сидеть на месте, тогда.

Порфирий. Хорошо.

Мария. А сейчас говорим лишь о деле.

Порфирий. Понял.

Мария. Запомни.

Порфирий. Буду знать.

Мария. Договоримся сразу : ты только работаешь на мельнице, не имеешь никакого участия в  расчетах  с  посетителями.

Порфирий. И если отлучишься куда-нибудь?

Мария. Не оставлю мельницу надолго.

Порфирий. Мне ещё и лучше.

Мария. На том и сходимся.

         Вечернее освещение сцены. Бес доходит до конца противоположной от колеса стороны.

         Мария догоняет Беса.

Мария. Погоди-ка! ( Бес оглядывается, останавливается. Мария подходит ближе). Почему не заходишь?

Бес. Ты стареешь.

Мария. Но и ты же не бессмертный.

Бес. Нет. Только лица моего звания, хотя и умирают под маховиком, до последнего часа остаются одинаковыми.

Мария. Ты не один раз утверждал, будто колесо тебя не заденет.

Бес. Мельничное – нет, однако для нас есть другое, вообще оно у каждого своё.

Мария. И твоего так же не обойти?

Бес ( вздыхает). Прежде удавалось, но когда-нибудь подомнёт.

Мария. Быть может, пока имеем время, отдадимся любви?

Бес. У тебя теперь молодой мужик.

Мария. Однако, слаже Беса не соблазнит никто.

Бес. Это правда. Да только…

Мария. Что?

Бес. Пусть в следующий раз.

Мария. Давай-ка не так.

Бес. Как же ?

Мария. Тогда – тоже.

Бес. Имею желание к перемене мест.

Мария. Двигаешь куда-то?

Бес.  Перегодя  возвращусь.

Мария. И тогда снова будем встречаться?

Бес. Если застану.

Мария ( испуганно). Что ты говоришь?

Бес. Подходит твоя очередь.

Мария. Снова о маховике?

Бес. Угадала.

Мария. Уже боюсь его.

Бес. И правильно делаешь.

Мария. Почему?

Бес. Эта шальная мельница  в конце концов  перекрутит всех.

Мария. Быть может, как-нибудь…

Бес ( перебивает). Здесь всё  запрограммировано загодя.

Мария. А  если  кому-нибудь  очень  захочется  изменить  этот порядок?

Бес. Не выйдет.

Мария. Если следить за собой, партнёрами в деле?

Бес. Без  этого не обойдётся. Порфирию вскоре   захочется того, чего хотелось тебе, ты уже прошла всё то, попытаешься  предупредить.

Мария. И сумею.

Бес. Только до поры, до времени.

Мария. А потом?

Бес. Маховик  собьёт и тебя.

Мария. И нет никаких предостережений?

Бес. Они не подействуют.

Мария. Как бы сделать так, чтобы в этот раз та не угадал?

Бес. Не получится никак. Иначе не быть мне Бесом.

                                   Занавес.

             Конец второго действия.

       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Виктор Тарасенко