* * *
В Житомирській області новим брендом може стати ягідництво
* * *
Рамос тренеру Севильи: «Да здравствуют мужики с яйцами»
* * *
1917 року народився Ніколас Орешко —найстаріший живий кавалер Медалі Пошани(США) у 2011-2013 р, українець
* * *
Завод ім.Малишева спростував інформац.про розірвання контракту з Таїландом і готує передачу чергової партії«Оплотів»
* * *
знаєте тих дур, які ревнують хлопця до всього, шо рухається і нє? то я))))) якби могла, ревнувала б і до себе
* * *
Не бажаєш оглухнути - вдавай із себе глухого. © Кен Кізі. "Над зозулиним гніздів’ям"

СЕКРЕТ ДРАГОЦЕННОСТИ

13:25 19.01.2009

Виктор Тарасенко

              С Е К Р Е Т       Д Р А Г О Ц Е Н Н О С Т И

         Пьеса в двух  действиях.

          По мотивам востичных легенд.

      Действующие лица :

Харун ар-Рашид – халиф Багдада.

Джафар Бармакид – везир.

Ситт-Дунья -  сестра везира Джафара Бармакида.

Мухаммад Али – жених Ситт-Дуньи, ювелир.

Зурейн – слуга Мухаммада Али.

Мухсин – слуга Мухаммада Али.

Фарис – претендент на брак с Ситт-Дуньей.

Хасан – старейшина ювелиров Багдада.

Нищий.

                 Действие первое.

       Комната в доме везира Джафара Бармакида. Джафар и Ситт-Дунья.

Джафар. Достаточно мне тебя няньчить.Найду жениха, выдам замуж и пусть впредь хлопочется с тобой.

Ситт-Дунья. Хочу, чтобы ты отдал меня за Мухаммада.

Джафар. Однако за него не пойдёшь.

Ситт-Дунья. Почему?

Джафар. Он не окреп настолько, чтобы считаться достаточно зажиточным.

Ситт-Дунья. Не застоится на месте, со временем наберёт силы, сделается  состоятельным.

Джафар. Пусть прежде станет  таким, тогда поговорим.

Ситт-Дунья ( умоляюще). Очень прошу.

Джафар. Оставь и думать.

Ситт-Дунья. Что поделаю, когда у меня не выходит так?

Джафар. Погоди-ка, соберусь со временем.

Ситт-Дунья. И за кого выдашь?

Джафар. Уж не за Мухаммада, о котором ты грезишь.

Ситт-Дунья. Тогда за кого?

Джафар. Не подгоняй, как только определюсь, скажу.

Ситт-Дунья. Тебе было бы лучше прислушаться к моему мнению.

Джафар. Держи его при себе.

Ситт-Дунья. Зря ты так : за Мухаммада было бы ещё и быстрее.

Джафар. В таких случаях спешка к хорошему не приводит.

      Джафар выходит. Фрагмент улицы, от противоположных концов авансцены идут навстречу друг дружке Мухаммад и Ситт-Дунья.Мухаммад в скромной одежде путника.

Ситт-Дунья. Мухаммад !

Мухаммад. Узнала!

Ситт-Дунья. Неужто тебя это удивляет?

Мухаммад. Делал всё, чтобы остаться незамеченным и не привлечь к себе внимания.

( Показывает на свою одежду, приличествующую путнику).

Ситт-Дунья. Милый мой! Запримечу издали, в чём бы ты ни был.

Мухаммад. Наконец встретились! Я возвратился с единственной целью – добиться, чтобы везир отдал тебя за меня.

Ситт-Дунья. Он и сегодня утверждал, что этого не случится.

Мухаммад. Очень быстро изменит своё мнение.

Ситт-Дунья ( грустно). Врядли, уже сколько повторяет его едва ли не ежедневно.

Мухаммад. Однако я заставлю Джафара когда-нибудь изменить его.

Ситт-Дунья. Как ты сделаешь  это?

Мухаммад. Вскоре он сам примется искать меня.

Ситт-Дунья. Разве лишь чтобы причинить что-нибудь нехорошее.

Мухаммад. Наоборот : с намерениями выдать тебя за меня.

Ситт-Дунья. Мне хотелось бы того, но не могу поверить.

Мухаммад. Будет искать, не зная, что то я.

Ситт-Дунья. Что ты надумал?

Мухаммад. Жди меня! Теперь не долго. Я не зря обошёл свет.

Ситт-Дунья. Джафару надобно дать много  золота.

Мухаммад. И я сделаю это. Теперь у меня такие руки, что лишь притронутся к чему-нибудь, становится золотым.

Ситт-Дунья. Разве такое возможно?

Мухаммад. Ещё как!

Ситт-Дунья. Объясни понятнее.

Мухаммад. В далёких странах, сколько мог, учился ювелирному искусству.

Ситт-Дунья. Однако же, не ты один в Багдаде ювелир?

Мухаммад. Таких больше нет.

Ситт-Дунья. Каких?

Мухаммад. Я не обычный ремесленник, каких много, а Художник, которых единицы.

Ситт-Дунья. И всерьёз надеешься уговорить его?

Мухаммад. Да.

Ситт-Дунья. Скоро ли?

Мухаммад. Погоди, не стану спешить, для меня главное, чтобы это было наверняка. Пойду,  нас не должны видеть вместе.

Ситт-Дунья. Буду выглядывать.

       Ситт-Дунья и Мухаммад выходят на те стороны сцены, откуда явились. Комната в доме  халифа Багдада Харуна ар-Рашида. Харун ар-Рашид и везир Джафар Бармакид.

Джафар. Уж не знаю, как быть : она не хочет выбросить из головы того Мухаммада.

Харун ар-Рашид. Здесь не над чем раздумывать. Найти жениха и отдать.

Джафар. Однако же следует непременно подобрать достойную кандидатуру.

Харун ар-Рашид. Если бы послушался  меня да разработал программу повышения мастерства наших ремесленников, то на поиски такого человека хватило бы часа.

Джафар. Думаешь?

Харун ар-Рашид. Уверен.

Джафар. По-твоему, я соглашусь выдать свою сестру Ситт-Дунью за какого-то ремесленника?

 Харун ар-Рашид. Конечно же, нет.

Джафар. Но ты же только что сказал такое?

Харун ар-Рашид. Я имел в виду не его, а настоящего мастера-Художника.

Джафар. Который будет  так же работать в мастерской?

Харун ар-Рашид. В том-то и дело, что нет.

Джафар. Никак не могу уловить разницы.

Харун ар-Рашид. И покупатели не сразу объяснят её, но отличат художественные изделия от ремесленнических  поделок.

Джафар. Ковров?

Харун ар-Рашид. Чего угодно, начиная от керамики и до украшений включительно, каждый издали увидит разницу.

Джафар. Займусь, как только выдам Ситт-Дунью замуж.

Харун ар-Рашид. Не поверю, что прежде никто не заговариывал с тобой о ней.

Джафар. Было.

Харун ар-Рашид. Кто?

Джафар. Фарис.

Харун ар-Рашид. Почему не решил с ним?

Джафар. Не стал спешить, надобно ещё хорошенько проверить его.

Харун ар-Рашид. Здесь я согласен : сестру везира халифа Багдада не подобает выдавать замуж иначе.

Джафар. В том-то и дело, что поиск претендента для кого-нибудь мог быть значительно проще.

Харун ар-Рашид. Ты справишься и с этим.

Джафар. Каких только дел не доводилось решать в должности халифа и будто получалось, а здесь случился сбой.

Харун ар-Рашид. Похоже, сегодня ничем не смогу тебе помочь : после дневной суеты стало тесно в груди.

Джафар. Со мной уже давно творится такое, не знаю, как  от него избавиться.

Харун ар-Рашид. Давай-ка пойдём прогуляемся улицами Багдада и поглядим на дела рабов Аллаха, с условием, чтобы никто из людей не узнал нас.

Джафар. Слушаю и повинуюсь!

       Харун ар-Рашид  и  Джафар выходят. Улица. Посредине прохода стоит Нищий и  оглядывается вокруг. К нему подходят двое  в одежде купцов. Нищий подчёркнуто вежливо кланяется им, Джафар подаёт ему монету. Нищий берёт, наклоняет голову с   благодарностью.

Джафар. Чего ждём, почему не идём домой?

Нищий. Имею повод задержаться.

Харун ар-Рашид. Какой?

Нищий. Вчера, примерно в эту пору, здесь проходил большой богач и щедро раздавал деньги таким  как я.

Харун ар-Рашид. Дирхемы?

Нищий. Динары.

Харун ар-Рашид. Наверное, ты уже не помнишь, какие они и что-то путаешь?

Нищий. Вправду, позабыл, но вчера случился  подходящий повод  вспомнить.

Харун ар-Рашид ( Джафару). Насколько мне известно, динары давно никто в Багдаде не раздавал.

Джафар ( Харуну ар-Рашиду). И я вот уже несколько лет не слышал о таком.

Харун ар-Рашид ( Джафару). Интересно, почему нам не доложили об этом?

Джафар ( Нищему). Кто он?

Нищий. Наверное, царь Хорасана.

Харун ар-Рашид. Вполне вероятно : тамошние властелины славятся могуществом и богатством во всём мире.

        Нищий отходит в сторону и становится поодаль.

Джафар. Неужто прибыл царь Хорасана?

Харун ар-Рашид. Зашёл бы.

Джафар. Хотя бы из вежливости.

Харун ар-Рашид. Но не наведался.

Джафар. Тогда кто?

Харун ар-Рашид ( уклончиво). Поглядим.

Джафар. Коль уж вышли посмотреть , что делается в Багдаде.

Харун ар-Рашид. Оказывается, возможны и неожиданности.

Джафар. Даже для нас.

Нищий ( кричит издалека). А вот и он!

       Появляется Мухаммад Али со слугами Зурейном и Мухсином. Мухаммад в великолепной  одежде.Нищий делает несколько шагов им навстречу. Харун ар-Рашид и Джафар стоят на месте.

Нищий. Милостивого отношения и содействия Аллаха великого во всех начинаниях царя Хорасана.

Мухаммад. Почему вспоминаешь его?

Нищий. Аллаха?

Мухаммад. Царя Хорасана?

Нищий. А разве ты – не он?

Мухаммад. Похож?

Нищий. Очень.

Мухаммад. Тебе доводилось видеть его?

Нищий ( вздыхает). К сожалению, нет.

Мухаммад. Тогда почему утверждаешь столь уверенно?

Нищий. О несчётных богатствах царей Хорасана рассказывают во  всём мусульманском мире.

Мухаммад. Однако богатые люди есть не только в Хорасане.

Нищий. Попрошайничаю с тех пор, как состарился   до того, что потерял способность к труду, однако не припоминаю, чтобы кто-нибудь раздавал нищим динары.

Мухаммад. И ты решил, что я царь Хорасана?

Нищий. А разве не так?

Мухаммад ( раздумывает, пауза, оборачивается к слугам). Не обмолвились ли вы случайно где-нибудь, чьи вы слуги?

Зурейн. Как можно, наш повелитель!

Мухсин. Ни одним словом!

Мухаммад. Верю. Значит, меня узнают и в дальних землях.

Нищий. Сразу видно.

Мухаммад. По каким приметам?

Нищий. Поверьте : я, ещё издали увидев человека, могу сказать, подаст он мне, и, если даст, то сколько.

Мухаммад ( Зурейну и Мухсину). Коль уж так, не станем скрывать, кто мы и откуда.

Зурейн. Пусть добрая слава о нашем повелителе, царе Хорасана, ширится в мирах.

Мухсин. И продолжает оставаться символом величия и богатства.

Нищий. А такие, как я, могут прислужиться  тому.

Мухаммад ( достаёт монету, подаёт Нищему). Бери.

Нищий ( берёт, смотрит на монету, вежливо кланяется). Аллах великий сделает так, чтобы щедрый царь Хорасана богател ещё больше.

       Нищий выходит.

Мухаммад ( Зурейну и Мухсину). За всё в этом мире приходится платить, в том числе и за славу.

Зурейн. Наш  повелитель способен к тому.

Мухсин. Потому ему и завидуют цари других земель.

Зурейн. Такие, как  этот Нищий, будут вспоминать царя Хорасана несколько лет после этих встреч.

Мухсин. А то и дольше – до самой кончины.

Мухаммад ( тихо, чтобы не услышали Харун ар-Рашид и Джафар). Для меня главное, чтобы он рассказал об этом им ( показывает на  Харуна ар-Рашида и Джафара).

Зурейн. Почему?

Мухаммад. Вскоре увидите.

Мухсин. Мог успеть, пока мы подходили.

Зурейн. Коль уж пойдёт молва, то её будут   поддерживать  и не очевидцы.

        Мухаммад, Зурейн и Мухсин приближаются к Харуну ар-Рашиду и Джафару.

Мухаммад ( на ходу, издали). Сразу видно купцов.

Харун ар-Рашид. Они.

Мухаммад. Откуда прибыли в Багдад?

Харун ар-Рашид. Из Египта.

Джафар. Мы здесь не впервые : местный базар весьма привлекателен для людей нашего звания.

Мухаммад. Знаю : сюда едут отовсюду.

Джафар. Багдадцы возвращаются с базара, будто из кругосветного путешествия, чего только не приносят.

Мухаммад. Однако царь Хорасана способен удивить и бывалых.

Харун ар-Рашид. Чем?

Мухаммад ( достаёт драгоценное украшение, подаёт). Возьмите, возвратитесь в свой Египет, покажете и расскажете, какой подарок получили от него в память о встрече.

       Харун ар-Рашид берёт, вдвоём с Джафаром разглядывают, пауза.

Джафар ( с нотками сомнения в голосе). Мы не ослышались : ты даришь нам эту драгоценность?

Мухаммад. Именно так. О величии,  могуществе  и богатстве царя Хорасана должны знать везде.

Харун ар-Рашид. Мы не из Каира, а из аль-Искандерии.

Мухаммад. То даже лучше : слава царя Хорасана должна доходить до самых отдалённых уголков.

Джафар. Заходил ли к халифу Багдада Харуну ар-Рашиду?

Мухаммад. Непременно  наведаюсь.

Джафар. Почему не сразу по прибытии?

Мухаммад. Знаю по собственному опыту, насколько приятно услышать похвалы из уст достойного человека. Посмотрю на Багдад, обобщу наблюдения, тогда и зайду.

Харун ар-Рашид. Нам завтра утром надлежит быть на базаре.

Джафар. Немного прогулялись по вечернему  Багдаду и двинемся отдыхать.

Мухаммад. Как здесь складываются торги?

Джафар. Уж если в Багдаде не распродать, то  вообще не  стоит  заниматься торговлей.

Мухаммад. Это да. Спокойной ночи!

Харун ар-Рашид. Взаимно!

       Харун ар-Рашид и Джафар выходят.

Зурейн. Мой господин, не мне указывать тебе, но зачем было дарить какому-то купцу, пусть он даже из самого Египта, такую драгоценность?

Мухсин. За неё можно было выручить немалую сумму.

Мухаммад ( оглядывается во все стороны, пауза, тихо, чтобы его услышали только Зурейн и Мухсин). Они такие же купцы, как я царь Хорасана.

Мухсин. Мы поняли из раговора, что нужно согласиться, и поддержали предположение Нищего.

Мухаммад. Правильно сделали.

Зурейн. Кто они, если не купцы?

Мухаммад. То халиф Багдада Харун ар-Рашид и его везир Джафар Бармакид.

Мухсин. К чему им чьё-то обличье?

Мухаммад. Имеют привычку иногда прогуливаться улицами Багдада в одежде купцов.

Зурейн. С какой целью?

Мухаммад . Разглядывают всё и прислушиваются, какого о них мнения  жители и гости города.

Мухсин. Мудро!

 Мухаммад. Я выходил с вами для того, чтобы встретить их.

Мухсин ( вопросительно). Коль так, цель достигнута, можно двигать домой?

Мухаммад. Сегодняшняя программа выполнена, а относительно цели, то нам ещё придётся приложить усилий.

Зурейн. Господин , можешь рассчитывать на нас.

Мухсин. Всегда и во всём.

Мухаммад. Знаю и благодарю.

   Мухаммад , Зурейн и Мухсин выходят. Комната в доме везира. Джафар и Ситт-Дунья.

Джафар. Кажется, теперь могу сообщить, что  тебе придётся навсегда забыть своего Мухаммада.

Ситт-Дунья. И сегодня не услышала от тебя ничего нового, не впервые говоришь об этом.

Джафар. Однако имею для тебя и новость.

Ситт-Дунья. Какую?

Джафар. В Багдаде появился царь Хорасана.

Ситт-Дунья. И что из этого?

Джафар. Страшно богат – раздаёт нищим динары.

Ситт-Дунья.Меня это не касается.

Джафар. А вот и не угадала.

Ситт-Дунья. Какое он может иметь отношение ко мне?

Джафар. Непосредственное.

Ситт-Дунья. То есть?

Джафар. Пойдёшь за него замуж.

Ситт-Дунья. Наверное, царь женат.

Джафар. Для мусульманина нет ограничений в этом плане.

Ситт-Дунья. Может и не захотеть меня.

Джафар ( испуганно). Не сглазь!

Ситт-Дунья. Что подскочил так?

Джафар. Потому как  должны  не пропустить этого случая.

Ситт-Дунья. Какого?

Джафар. Лучшего  жениха нечего искать.

Ситт-Дунья. Что бы ты ни говорил, а я хочу замуж за Мухаммада.

Джафар.Возможно, так оно и будет.

Ситт-Дунья. Вправду?

Джафар. Говорю, потому как ещё не знаю имени царя Хорасана.

Ситт-Дунья. Что из этого?

Джафар.  Если он Мухаммад, выйдет по-твоему.

Ситт-Дунья. Меня интересует конкретный Мухаммад , а не его тёзка.

      Смена сценической обстановки. Часть улицы. С разных сторон идут навстречу друг дружке Мухаммад и Ситт-Дунья.Мухаммад в одежде путника.

Ситт-Дунья. Беда , Мухаммад!

Мухаммад. Какая?

Ситт-Дунья. Джафар намерен выдать меня замуж.

Мухаммад. За кого?

Ситт-Дунья. Сегодня рассказал мне, что в Багдаде появился некто царь Хорасана.

Мухаммад. Пусть Аллах великий, милостивый поможет ему в этом!

Ситт-Дунья. Охладел ко мне?

Мухаммад. Люблю.

Ситт-Дунья. Не обманываешь?

Мухаммад. Да нет же , сердце моё!

Ситт-Дунья. Тогда почему говоришь такое?

Мухаммад. Потому как под царём Хорасана он подразумевает меня.

Ситт-Дунья. Как?

Мухаммад. Я знал об ихнем пристрастии к вечерним прогулкам по Багдаду и вышел дважды раздал нищим по горсти динаров, а затем дал Джафару и Харуну ар-Рашиду драгоценность, от которой они могут лишиться ума.

Ситт-Дунья. Но как встретишься с ними?

Мухаммад. Не мне их искать, они сами найдут.

Ситт-Дунья. Ты столь уверенно утверждаешь?

Мухаммад. Иного не дано.

Ситт-Дунья. Почему?

Мухаммад. Мы будем вместе, что бы ни было.

Ситт-Дунья. Даже если для этого понадобится какое-то время побыть царём Хорасана?

Мухаммад. Да.

Ситт-Дунья. Как будешь разговаривать?

Мухаммад. Этого ещё не решил. Возможно, не стану раскрываться. Тогда будешь выходить за царя Хорасана не без опаски.

Ситт-Дунья. А если выдадут действительно за него?

Мухаммад. Иного они не станут искать.

Ситт-Дунья. Уверен?

Мухаммад. Вполне! У них на уме только царь Хорасана.

Ситт-Дунья. Поверю, потому что Джафар очень оживился после той встречи.

Мухаммад. И будет искать новой.

     Мухаммад и Ситт-Дунья выходят на разные стороны сцены. Комната в доме халифа Багдада. Харун ар-Рашид и Джафар сидят и поочерёдно, передавая один одному из рук в руки, разглядывают драгоценность.

Харун ар-Рашид. Что скажет везир?

Джафар. Впервые вижу такую.

Харун ар-Рашид. Наверное, нигде нет чего-нибудь подобного.

Джафар. По крайней мере, не все сутаны смогут похвалиться.

Харун ар-Рашид. Как думаешь, откуда она?

Джафар. Только из Бабиля.

Харун  ар-Рашид ( задумчиво). Вавилон – город волшебников.

Джафар. И там эту вещицу могли изготовить только джинны Сулеймана, сына Дауда.

Харун ар-Рашид. Больше некому.

Джафар. Это – точно.

Харун ар-Рашид. А ты беспокоился, что не случается твоей Ситт-Дунье достойный жених.

Джафар.Теперь не знаю, как быть.

Харун ар-Рашид. Неужто не такой?

Джафар. Начинаю думать, подойдёт ли она ему?

Харун ар-Рашид. Есть над чем помозговать.

Джафар. Жаль, времени маловато.

Харун ар-Рашид. Может уехать?

Джафар. Не без того.

Харун ар-Рашид. Если бы в Багдаде были десятки отличных мастеров, мог выбирать из них.

Джафар. То – позже.

Харун ар-Рашид. А сегодня?

Джафар. Попытаюсь отдать за царя Хорасана.

Харун ар-Рашид. Получится ли?

Джафар. Всё в руках Аллаха великого.

Харун ар-Рашид. Попросим его.

Джафар. И пусть он не отвернётся от нас.

Харун ар-Рашид. Услышит и поможет.

Джафар. Если бы так!

Харун ар-Рашид ( берёт со стола драгоценность, внимательно разглядывает). Мы с тобой важные и уважаемые люди, а забегали-засуетились, будто мальчишки какие-нибудь.

Джафар. Было от чего.

Харун ар-Рашид. Мне хочется полной уверенности.

Джафар. В чём?

Харун ар-Рашид. Возможно, это на самом деле фальшивка, какая-нибудь бижутерия?

Джафар. Врядли.

Харун ар-Рашид. Пригласи-ка старейшину ювелиров Багдада.

Джафар. Зачем?

Харун ар-Рашид. Пусть посмотрит и сделает вывод.

Джафар. А я позову Фариса.

Харун ар-Рашид. Для чего?

Джафар. Посмотрю, вызовется ли приобрести сию драгоценность?

Харун ар-Рашид. В этом что-то есть.

Джафар. Проверю.

Харун ар-Рашид. Не тяни со старейшиной ювелиров, приглашай на завтра, на утро.

Джафар. Слушаю и повинуюсь!

Харун ар-Рашид. Разгадаем секрет драгоценности.

Джафар. И Фариса.

                                                Занавес.

                     Конец первого действия.

                                       Действие второе.

       С разных концов улицы идут навстречу друг дружке Мухаммад и Ситт-Дунья.Мухаммад в одежде путника.

Ситт-Дунья. Нет больше сил ждать, когда кончатся наши муки.

Мухаммад. И мне хочется, чтобы ты была рядом со мной, сердце моё.

Ситт-Дунья. Начинаю терять веру в то, что так будет.

Мухаммад. Терпели дольше, теперь осталось совсем мало.

Ситт-Дунья. Сколько?

Мухаммад. Вскоре всё решится.

Ситт-Дунья. Когда?

Мухаммад. Возможно, даже сегодня.

Ситт-Дунья. Что надобно для этого?

Мухаммад. Встретиться мне с Джафаром.

Ситт-Дунья. Как договоришься с ним?

Мухаммад. Не волнуйся, не измучивай себя сомнениями : поверь, что не я буду просить об этом Джафара, а он меня.

Ситт-Дунья. Мне трудно это сделать.

Мухаммад. После всего происходившего?

Ситт-Дунья. Горько вспоминать, чего только ни наслушалась от него о тебе.

Мухаммад. А про царя Хорасана?

Ситт-Дунья. Он сравнивает тебя с ним не в твою пользу.

Мухаммад. Однако  не подозревает, что он и я – одно лицо. И сравнивает меня былого со мною же, но теперешним.

Ситт-Дунья. Разве здесь столь большая разница?

Мухаммад. Очень! Путешествуя по свету, я многому научился.

Ситт-Дунья. Чему?

Мухаммад. С недавних пор мои руки способны сделать золото и серебро в несколько раз дороже.

Ситт-Дунья. Каково будет, если узнает, что ты не царь Хорасана, а Мухаммад?

Мухаммад. Получится так, как я говорю.

Ситт-Дунья. Буду ждать.

       Мухаммад и Ситт-Дунья выходят на разные стороны за сцену. Комната в доме везира. Джафар и Ситт-Дунья.

Джафар. Тебе не сидится, порываешься на улицу, ищешь случая хоть издали увидеть своего Мухаммада.

Ситт-Дунья.В том-то и вся беда, что он не мой.

Джафар. Ошибаешься : то твоё счастье.

Ситт-Дунья. К пребольшому сожалению, каждый истолковывает это понятие по -своему.

Джафар. Однако все соглашаются, что счастье женщины состоит в том, чтобы иметь надёжного мужа, способного гарантировать достаток.

Ситт-Дунья. Мухаммад сызмальства учился работать у своего отца.

 Джафар. А занимается неизвестно чем, его лавка на базаре уже несколько лет  заперта.

Ситт-Дунья. Возможно, она у него не одна.

Джафар. В Багдаде успели забыть Мухаммада-ювелира.

Ситт-Дунья.  Хоть кто-нибудь да помнит.

Джафар. Разве только ты, да и то по иному поводу.

Ситт-Дунья. Мог открыть дело в Дамаске или   Каире.

Джафар. Но врядли прибегнул к этому.

Ситт-Дунья. Наверное, хоть чем-то занимается.

Джафар. Ищет возможности свидеться с тобой.

Ситт-Дунья. В этом ещё нет греха.

Джафар. Но для тебя то уже шаг к нему.

Ситт-Дунья. И ты упорно отстраняешь меня.

Джафар. Этого требует наш обычай.

Ситт-Дунья. У тебя непременно находится оправдание всем твоим поступкам.

Джафар. Что тебя раздражает?

Ситт-Дунья. Делаешь мне больно.

Джафар ( подходит к Ситт-Дунье, нежно обнимает её плечи). Не тревожься, сестрица. После смерти наших родителей я ни одного дня не забываю о тебе. И так будет продолжаться, пока выдам замуж за достойного зажиточного человека. Будешь жить в достатке и не бедствовать, не раз вспомнишь меня с благодарностью. А сейчас сиди и жди, осталось не столь уж много.

          Джафар выходит. Комната в доме халифа Багдада . Харун ар-Рашид и Джафар.

Джафар. Уже нет мне покоя ни днём, ни ночью.

Харун ар-Рашид. От чего?

Джафар. Не от чего, а от кого. Будто бы появился Мухаммад. Ситт-Дунья выглядывает его из окна а то и выходит на прогулку на улицу, не терпится ей увидеться.

Харун ар-Рашид. Не переживай.

Джафар. Если бы мог.

Харун ар-Рашид. Отдашь за  царя Хорасана, окончательно устроишь дело и успокоишься.

Джафар. Но беда сама не ходит.

Харун ар-Рашид. Что ещё?

Джафар. Когда голова не в порядке, в неё начинают слазиться самые разнообразные сомнения со всего света.

Харун ар-Рашид. От чего твоё беспокойство?

Джафар. Не раз подумалось : уж не какие-нибудь фальшивые поделки у того царя Хорасана, который на самом деле может быть обыкновенным прохвостом?

Харун ар-Рашид. Что поощряет в тебе такие мысли?

Джафар. Настоящими драгоценностями не разбрасываются так.

Харун ар-Рашид ( задумывается, пауза). Веский повод для сомнений.

Джафар. Отчего и становится неспокойно.

Харун ар-Рашид. И относительно брака Ситт-Дуньи засомневался?

Джафар. Потому  и взволнован.

Харун ар-Рашид. Посылал к Хасану?

Джафар. Как можно не выполнить распоряжение халифа?

Харун ар-Рашид. И он также не посмеет не явиться.

Джафар. Непременно придёт.

Харун ар-Рашид. Тогда услышим вывод старейшины ювелиров Багдада.

Джафар. Он не может не быть знатоком, поскольку в таком городе успел повидать всего.

Харун ар-Рашид. В Багдаде может многому научиться кто   угодно.

Джафар. Даже если он из самого Бабиля, города волшебников.

Харун ар-Рашид. На тот же случай, если то не царь Хорасана, а прохвост с багдадской окраины, и стража у нас на высоте.

Джафар. Это – правда.

Харун ар-Рашид. Багдад может служить примером многим городам.

Джафар. Потому как им правит мудрый халиф.

Харун ар-Рашид. У которого башковитый везир.

        Входит  Хасан, низко кланяется.

Хасан. О , повелитель правоверных, старейшина ювелиров Багдада, послушный раб твой, Хасан, прибыл по воле твоей.

Харун ар-Рашид. Подойди-ка поближе, присядь и повнимательнее изучи эту драгоценность.

       Хасан подходит, берёт драгоценность, присаживается на стуле, достаёт лупу и внимательно осматривает, продолжительная пауза.

Джафар. Не подделка ли, что раглядываешь столь пристально?

Хасан. Нет. Наоборот, в этой заморской драгоценности много привлекательных примет.

Джафар. Почему говоришь, что она издалека?

Хасан. Могу заверить : в Багдаде такую не сделает никто.

Харун ар-Рашид. Ты утверждаешь столь  категорично?

Хасан. Потому как знаю наверняка.

Харун ар-Рашид. Тогда скажи, откуда она привезена?

Хасан. О, повелитель правоверных, это трудно сделать.

Харун ар-Рашид. Даже тебе?

Хасан. Да.

Харун ар-Рашид. Почему?

Хасан. Эта драгоценность вобрала в себя все лучшие приёмы отделки, встречающиеся в окрестных и более отдалённых землях.

Харун ар-Рашид. Тогда охарактеризуй её подробнее.

Хасан. Это  поистине уникальная вещица.

Харун ар-Рашид. Чем именно?

Хасан. Она изготовлена из не слишком дорогого материала, но, благодаря исключительно мастерской отделке, имеет довольно высокую цену.

Харун ар-Рашид. Сто тысяч динаров?

Хасан. Больше.

Харун ар-Рашид. Не мог ли ты ошибиться?

Хасан. Случается, что оценки вещи разными ювелирами не совпадают, но здесь они будут очень высокими у всех.

Джафар. По какому принципу оцениваются такие изделия?

Хасан. В основу стоимости закладывается цена материала. Но, в зависимости от мастерства отделки, она может возрастать  до десяти раз.

Харун ар-Рашид ( Джафару). Видишь? Не говорил ли я тебе?

Джафар ( Хасану). А больше?

Хасан. Теоретически может, но на практике такие специалисты встречаются не часто, во всём мире их единицы.

Харун ар-Рашид ( Хасану). Меня интересует прежде всего Багдад. ( Джафару). Отдашь замуж Ситт-Дунью и займёшься моим поручением.

Джафар. Относительно ремесленников?

Харун ар-Рашид. Именно!

Фарис ( от входа). Мне сообщили, что должен явиться к везиру халифа Джафару Бармакиду.

Джафар. Правильно.

Харун ар-Рашид. Проходи.

          Фарис подходит ближе.

Джафар ( подаёт Фарису драгоценность). Отважишься ли приобрести эту вещь?

Фарис ( внимательно разглядывает, пауза, все присутствующие смотрят на него). Думаю что да.

Джафар. На чём обосновываются твои расчёты?

Фарис. Она не слышком тяжёлая, за такую уплачу.

Джафар. Но этого окажется мало.

Фарис. Отчего?

Хасан. Потому как вещь ценится в несколько раз дороже материала.

Фарис. Почему так?

Хасан. Цена зависит от мастерства отделки.

Фарис. Не настолько, чтобы она испугала покупателя.

Хасан. Смотря, кого и при каких обстоятельствах.

Фарис. Насколько она окажется дороже?

Хасан. В восемь раз.

Фарис. Это – слишком.

Хасан. Можете поверить старейшине ювелиров Багдада, что нет.

Харун ар-Рашид ( Хасану и Фарису). На этом благодарю за участие.

         Хасан и Фарис выходят.

Харун ар-Рашид. Видишь, а Фарис всё же не отважился приобрести драгоценность.

Джафар. Потому что не знал о наших настоящих намерениях.

Харун ар-Рашид. Мы же не собирались её продавать, только проверяли.

Джафар. В том-то и дело, иначе согласился бы.

Харун ар-Рашид. Возможно.

Джафар. Вполне!

Харун ар-Рашид. В который раз убеждаюсь, что имею довольно башковитого везира.

Джафар. Потому как халифу Багдада иного не  требуется.

Харун ар-Рашид. Это правда.

Джафар. Как и то, что Фариса мы проверили.

Харун ар-Рашид. Не зря не спешил?

Джафар. Пока не убедился.

Харун ар-Рашид. Почему-то мне не хочется заканчивать этот день.

Джафар.Быть может, сегодня тоже двинемся на прогулку?

Харун ар-Рашид. Подышим воздухом Багдада?

Джафар. Поищем случая  пообщаться…

Харун ар-Рашид. С кем?

Джафар. С тем интересным пришельцем.

Харун ар-Рашид. Теперь уже имею уверенность, что он – царь  Хорасана.

Джафар. И я – тоже. Попробую переговорить с ним относительно Ситт-Дуньи.

Харун ар-Рашид. И мне интересно. Пойдём.

Джафар. В этой одежде?

Харун ар-Рашид ( раздумывает, пауза). Хорошо!

Джафар. Кажется мне,будто видел его раньше.

Харун ар-Рашид. В Хорасане?

Джафар. В Багдаде!

           Харун ар-Рашид и Джафар выходят. Фрагмент улицы. Посредине прохода стоит Нищий. Появляются Харун ар-Рашид и Джафар.

Джафар. Ты снова здесь?

Нищий. Я – да, а царя Хорасана вчера не было.

Харун ар-Рашид. Разве вы с ним договаривались о встрече?

Нищий. Куда мне?

Джафар. Хотел бы увидеть?

Нищий. Человеку  с  моим достатком динара хватает надолго.

Харун ар-Рашид. Коль так, мог бы какое-то время и не приходить.

Нищий. Наоборот, не позволю себе упустить такую возможность.

Харун ар-Рашид. Почему?

Нищий. Потом он уедет в свой Хорасан и уже никто не даст мне динара.

Джафар. И это вероятно.

      Нищий отходит в сторону и всматривается куда-то за сцену.Пауза.

Нищий ( громко). Сегодня царь Хорасана снова прогуливается Багдадом.

        Харун ар-Рашид и Джафар оглядываются на Нищего.

Джафар. Где ты видел?

Нищий. Смотрите вон туда! ( Показывает за сцену).

           Харун ар-Рашид и Джафар поворачиваются в ту сторону. После небольшой паузы появляются  Мухаммад, Зурейн и Мухсин.Мухаммад в раскошной  одежде. К ним поспешно подходит Нищий.

Зурейн. Уже имеем в  Багдаде знакомых, которых сразу узнаём.

Мухаммад ( Нищему). Держи! ( Подаёт монету).

Нищий ( берёт монету). Хвала Аллаху великому, который беспокоится о рабах своих!

         Нищий  выходит.

Мухаммад ( приближаясь к Харуну  ар-Рашиду и Джафару). В прошлый раз на этом месте нам повстречались купцы.

Харун ар-Рашид. Влечение к заключению соглашений ощущают не только они.

Мухаммад. Кто ещё?

Джафар. Я, везир халифа Багдада, Джафар Бармакид.

Мухаммад. Какое соглашение хочешь заключить?

Джафар. Предлагаю царю Хорасана в жёны свою сестру Ситт-Дунью.

Мухаммад. Что она представляет собой?

Джафар. Моя сестра – словно полный месяц , стойна и соразмерна, умна и учтива.

Харун ар-Рашид. Мухаммаду не предложил.

Джафар. Искал для неё не такого жениха, как он.

Мухаммад. Какого же, если не секрет?

Джафар. Такого, как царь Хорасана.

Мухааммад. Какие черты выделяешь в нём?

Джафар. Достаточную зажиточность, надёжность, уверенность в своём положении.

Мухаммад. А если бы Мухаммад был такой, как я, выдал бы за него?

Джафар. С   готовностью.

Мухаммад. Так знай же, что перед тобой  Мухаммад, только уже не тот, которого знал прежде. Мой отец , ювелир Али, оставил мне золото, серебро, жемчуг, яхонты и топазы, но я не умел продать их по высоким ценам. Потому двинулся в страны Индии и Сидра, персов и Китая, Хорасана и Магриба, Сирии и Египта с ихними округами и областями, где научился изготавливать драгоценности, подобных которым нет у великих султанов. Вы могли разглядеть одну из них и составить личное впечатление.

Харун ар-Рашид. То на самом деле удивительная вещица.

Мухаммад. От прикосновения моих рук драгоценности возрастают в цене в несколько раз.

Харун ар-Рашид. Ты настоящий Художник, которым может гордиться любой город.

Джафар. Но мы отклонились от темы начатого разговора.

Харун ар-Рашид ( Мухаммаду). Насколько мне известно, ты согласен взять в жёны Ситт-Дунью?

Мухаммад. Да, повелитель  правоверных!

Джафар. Отдам её за Мухаммада.

Харун ар-Рашид. Передумал?

Джафар. Если бы он сразу после приезда рассказал, каким стал, я бы не сопротивлялся.

Харун ар-Рашид ( громко, в надежде быть услышанным кем-нибудь). Позовите-ка сюда Ситт-Дунью и кади!

Джафар. Скажите Ситт-Дунье, что, чем быстрее придёт, тем раньше будет за своим Мухаммадом.

Харун ар-Рашид ( Джафару). Однако не думай, что если сам устроил жизнь своей сестре, то другие багдадцы не хотели бы того. Решай с обучением ремесленников, чтобы между ними было побольше таких мастеров-Художников, как Мухаммад!

                                                  Занавес.

                                Конец второго действия.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

Виктор Тарасенко