* * *
В Житомирській області новим брендом може стати ягідництво
* * *
Рамос тренеру Севильи: «Да здравствуют мужики с яйцами»
* * *
1917 року народився Ніколас Орешко —найстаріший живий кавалер Медалі Пошани(США) у 2011-2013 р, українець
* * *
Завод ім.Малишева спростував інформац.про розірвання контракту з Таїландом і готує передачу чергової партії«Оплотів»
* * *
знаєте тих дур, які ревнують хлопця до всього, шо рухається і нє? то я))))) якби могла, ревнувала б і до себе
* * *
Не бажаєш оглухнути - вдавай із себе глухого. © Кен Кізі. "Над зозулиним гніздів’ям"

ПОД ЗОНТИКОМ

14:29 16.08.2007


Максим Курочкин

ПОД  ЗОНТИКОМ

 

Миша
Мама
Папа
Бабушка, активист районной организации ветеранов ВОВ
Света Рябичева, музейный работник похожий на актрису Румянцеву
Илья Сергеевич, лектор
Журналист

Художник

 

1. Москва. 2003 год, лето. Кафе «Кофеин».  

На улицу выставлены столики. За столиком под зонтиком сидят двое.

Журналист (ка). И, чтобы состояться, как художнику, надо обязательно ехать в Москву?
Художник. Ну, не обязательно…
Журналист.  То есть, вы с этим не согласны?
Художник. Не знаю… Да, нет… Не согласен. Не в Москве дело. Конечно, если ты родился где-нибудь в провинции…
Журналист. В Питере, например…
Художник (не понял иронию). Ну да, в Питере, или Заречинске… Тогда да – Москва – это да… Я плохо, наверное, свои мысли излагаю?..
Журналист. Ничего, я разберусь…
Художник. Вот… Тогда Москва – да.
Журналист. А вы родились…
Художник. Я в Киеве родился. Киев – лучший город на Земле.
Журналист. Понятно… И все-таки странно… Вы родились в Киеве... Киев – лучший город на Земле. Столица мира.
Художник. Я этого не говорил.
Журналист. Но вы же так думаете.
Художник. Ну, в общем-то… да.
Журналист. Я же говорю - странно получается. Вы родились в столице мира. А как художник почему-то состоялись в Москве… И сейчас мы с вами сидим не на Крещатике, а в Камергерском переулке… В двух шагах от Кремля. Что же вас заставляет проводить лучшие годы жизни в такой глуши?
Художник.  Честно?
Журналист. Честно.
Художник. Сам не могу понять.

2. Киев. Начало 80-х. Детская комната. Ночь.

Входит мама в «ночнушке».

Мама (испуганно). Почему не спишь?
Миша. Не могу. Собаки.
Мама.  Какие собаки?
Миша. Мы сегодня с Димкой в кино на мультик ходили. Там собака бежала через мост, а потом, когда взрыв, пыталась себе хвост укусить, а потом сгорела, как кусок газеты.
Мама. Это мультик такой?
Миша. Японский мультик.
Мама. Понятно. (Присаживается на диван.)
Миша. Мам, расскажи про Свету Рябичеву.
Мама. Пять раз уже рассказывала. Спи.
Миша. Я все равно не усну.
Мама. К нам в музей приходил лектор по гражданской обороне.
Миша. Нет, ты подробно рассказывай.
Мама. У Светы Рябичевой дядя работает в городском совете народных депутатов.
Миша. Ты раньше не так рассказывала.
Мама. У Светы Рябичевой, моей сослуживицы - с которой ты жирафа бубликом кормил...
Миша. Которая на артистку Румянцеву похожа?
Мама. Которая на артистку Румянцеву похожа. У нее дядя работает в совете народных депутатов... Он сам не коммунист, но очень порядочный, интеллигентный человек. Помнишь, я давала тебе запрещенную книгу про Бабий Яр? Это он ей принес почитать. Так вот – этот дядя посоветовал Свете пригласить к нам в музей товарища, который работает лектором в гражданской обороне. Чтобы он лекцию прочел. А на самом деле этот товарищ - бывший дипломат. Очень хорошо ориентируется в мировой ситуации, рассказывает такие вещи, которые нигде не услышишь...

Входит папа в майке и семейных трусах.

Папа. Что за шабаш?
Мама. Наш сын мультик посмотрел. Про собачку.
Миша. Там еще мужчина и женщина. Они сразу ослепли, а потом с них одежда растворилась и они стали подпрыгивать, а потом тоже загорелись. А босоногий Ген наклонился за шариком и поэтому не сгорел. А его папа и мама и брат младший - их балкой привалило - только головы торчат. Они ему говорят - уходи. Но он все равно пытался помочь. Только ничего не получилось. А потом, когда у него волосы выпали...
Папа. Японский мультик?
Миша. А как ты догадался?
Папа. Может, ему снотворного дать?
Мама (сыну). Хочешь нимбутальчик? Уснешь сразу.
Миша. Чтобы завтра как зомби шататься? В крайнем случае, родедорма пол-таблеточки.
Папа. Я могу вам чем-нибудь помочь?
Мама. Нет, сейчас он про Свету Рябичеву послушает и уснет.
Миша. Постараюсь, по крайней мере.
Папа. Не засиживайтесь.
Миша. Спокойной ночи.

Папа уходит.

Мама. Лектора зовут Илья Сергеевич. Он нам многое рассказал, объяснил. Про космос, про экономику. Оказывается, наша техника очень ценится. Наши часы – лучшие в мире. Дипломатам даже показывают специальный фильм. Там сперва кладут на асфальт Ориент и эти, вторые их…
Миша. Сейко.
Мама. Сейко. Ты у меня все знаешь. Вот, положили… А потом на них наезжает черная Вольва. И часы – буквально просто пятно от них. Потом кладут наши. Марки «Кремлевские». И Вольва два раза по ним проезжает, и ни царапины. Вот такие у нас часы делают.
Миша. Ты про Свету расскажи.
Мама. Вот когда он про часы закончил, Света Рябичева встает и спрашивает.

 

3. Вопросы к лектору

Илья Сергеевич. …Так что, когда захотим – можем. На этой оптимистичной ноте я, пожалуй, и закончу. (Собирает свои записи.) Если есть вопросы, задавайте.

Девушка, похожая на артистку Румянцеву, встает, поднимает руку и говорит.

Света Рябичева. Илья Сергеевич, что мне делать - я ночью сплю плохо? Проедет грузовик – мне кажется, что взлетают наши истребители-перехватчики. Или ракета летит.
Илья Сергеевич. Чем же я вам, Света, могу помочь?
Света Рябичева. Скажите честно. Вы все знаете… Мы будем сильно мучаться?
Илья Сергеевич. В каком плане?
Света Рябичева. От этих… факторов. Быстрых я не так боюсь. А вот долгие всякие… мне без волос не идет.
Илья Сергеевич. Что я могу сказать. Вы же, Света, насколько я знаю, живете на Бесарабке?
Света Рябичева. Да, на Шота Руставели.
Илья Сергеевич. А напомните, далеко ли от вас находится Дворец спорта?
Света Рябичева. Не очень.
Илья Сергеевич. Так вот, Света. Дворец спорта, точнее, правый его угол, если смотреть с Рогнединской, - это, мои поздравления, ориентир для системы наведения баллистической ракеты нашего с вами наиболее потенциального противника. Так что никакие электромагнитные импульсы и проникающие радиации беспокоить вас не будут. Как говорится, они «вне твоей звезды». Не обижайтесь, что на «ты», это цитата.
Света Рябичева. Я хочу, чтобы вспышка – и все!
Илья Сергеевич. Светлана, дорогая… Воронка от взрыва будет, как четыре стадиона, если поставить их один на другой. Никакой вспышки при всем желании не успеете заметить.
Света Рябичева. Спасибо вам, Илья Сергеевич. Спасибо огромное. Вы к нам почаще приходите. Без лекций приходите – просто так. Мы вам по музею экскурсию организуем.
Илья Сергеевич. Приду, обязательно приду. А если я супругу собой захвачу, не будете возражать?
Света Рябичева. Очень будем рады вашей супруге.
Илья Сергеевич. Спасибо вам.
Света Рябичева. Это вам спасибо.

 

4. Снова детская

Мама. Теперь спи. (Целует сына.)
Миша. Все равно – Света Рябичева ближе к Дворцу спорта живет.
Мама. Ты опять за свое?
Миша. А мы успеем в метро спуститься?
Мама. Не успеем.
Миша. Я за три минуты добегал.
Мама. А, представь, пока бабушка спустится. Лифт наверняка занят будет.
Миша. С бабушкой не успеем.
Мама. В метро очереди будут. Потом, столько всего надо сделать. Перекрыть газ, собрать вещи, документы…
Миша. Давай тогда не будем никуда бежать.
Мама. Там видно будет.
Миша. Нет, надо сейчас решить. Чтобы не спорить потом.
Мама. Хорошо, решили. Никуда не бежим. Доволен?
Миша. Да. Просто шторы закроем и все.
Мама. Теперь уснешь?
Миша. Усну.
Мама. Спи. (Целует сына.)
Миша. А если папа не согласится?
Мама. Я с ним договорюсь.
Миша. Я не люблю, когда вы соритесь.
Мама. Мы не будем ссориться. Спи.
Маша. Ладно… Неси свой нимбутал. И бабушку позови.
Мама. Она спит.
Миша. А ты просто посмотри на нее – она сразу проснется…

 

5. Кафе «Кофеин».

Журналист. Вспомнили?
Художник. А, нет… Просто устал. 
Журналист. Что мне с вами делать?
Художник. Я вообще не умею говорить…
Журналист. Я поняла уже.
Художник. Ну, извините…
Журналист. Ладно… (Выключает диктофон и кладет его в сумочку.) Думаю, завтра к вечеру расшифрую. Пришлю по электронной почте. Только, пожалуйста, прочитайте быстро…
Художник. Я быстро читаю.
Журналист. И еще… подумайте все-таки над последним вопросом.
Художник. О Москве?
Журналист. Да. «Почему Москва?». У нас номер тематический.
Художник. Постараюсь.
Журналист. Постарайтесь, пожалуйста.

 

6. Бабушкины сказки

Бабушка, сидя на кровати внука, пересказывает ему основные положения протокола к договору между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны, от 3 июля 1974 г.

Бабушка. И тогда они договорились, что Советский Союз не будет развертывать систему ПРО или ее компоненты в районе размещения шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет, а Соединенные Штаты Америки не будут развертывать систему ПРО или ее компоненты в районе с центром, находящимся в их столице.
Миша (сквозь сон). Что это значит?
Бабушка. Это значит, что США раскрыли непробиваемый противоракетный зонтик над своими пусковыми установками, а мы – над столицей СССР. То есть им важнее ракеты. А нам люди.
Миша. Столица – это Москва?
Бабушка. Москва, да.
Миша. А почему не Киев?
Бабушка. Ну, так получилось…
Миша. Не Киев… Москва…
Бабушка. Не Киев…
Миша. Москва.

Миша засыпает. Нимбутал сильное снотворное.

 

Конец

 


Максим Курочкин