* * *
В Житомирській області новим брендом може стати ягідництво
* * *
Рамос тренеру Севильи: «Да здравствуют мужики с яйцами»
* * *
1917 року народився Ніколас Орешко —найстаріший живий кавалер Медалі Пошани(США) у 2011-2013 р, українець
* * *
Завод ім.Малишева спростував інформац.про розірвання контракту з Таїландом і готує передачу чергової партії«Оплотів»
* * *
знаєте тих дур, які ревнують хлопця до всього, шо рухається і нє? то я))))) якби могла, ревнувала б і до себе
* * *
Не бажаєш оглухнути - вдавай із себе глухого. © Кен Кізі. "Над зозулиним гніздів’ям"

Цуриков

14:29 16.08.2007


Максим Курочкин


Цуриков

Драма в двух действиях

Наташе Ворожбит

 

 

 

Действующие лица
А л е к с е й  Ц у р и к о в.
А л е к с а н д р  П а м п у х а.
Ж е н а  Ц у р и к о в а.
У л а с и к.
М а ш а.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й.
М а н а б о з о (Великий заяц).
Х р о м о й.
Д е в о ч к а.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь.
Ф о т о г р а ф.
Т е т я  Ф о т о г р а ф а.
У б о р щ и к и.
У б о р щ и к  в  к е п о ч к е.

 

1. Вечер в квартире Цурикова
Цуриков читает газету. Работает телевизор. Фоном к телевизору -- с у п р у г и  Ц у р и к о в ы  ведут самую оживленную беседу за последние несколько лет.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Почему я не пойму?
Ц у р и к о в. Не поймешь.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А ты объясни.
Ц у р и к о в. Я уже пытался.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я тогда все поняла.
Ц у р и к о в. У-у...
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А что, нет?
Ц у р и к о в. Ты поняла.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я поняла.
Ц у р и к о в. Что ты поняла?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. У тебя сложности с налоговой инспекцией.
Ц у р и к о в. Ну вот видишь.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А что, не так?
Ц у р и к о в. Все так, успокойся.
Пауза.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. У тебя был сложный день?
Ц у р и к о в (раздражаясь). Каждый мой день -- сложный день.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ты нервничаешь из-за работы?
Цуриков жует губами.
Я просто спросила.
Сигнал домофона.
Ц у р и к о в. Я никого не жду.
Жена уходит. Возвращается.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Это к тебе. Говорит, что сослуживец.
Ц у р и к о в. Ты открыла?
Ж е н а  Ц у р и к о в а (прикрывая рот рукой). Ой.
Цуриков демонстративно корректно принимает эту информацию.
Он сказал, что служил с тобой в армии.
Ц у р и к о в. Я понял. Откуда он -- не сказал?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Вы в армии познакомились.
Ц у р и к о в. Ты слушаешь меня? Я понял, что в армии. Я спрашиваю -- из какого он города?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Он не сказал. (Готова поплакать.)
Ц у р и к о в (пытается немного смягчить свой резкий тон). Мусенька, если сейчас на лифте поднимается сержант Патерило из пгт Вишневое, я буду расстроен.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Это не Патерило.
Ц у р и к о в. Откуда ты знаешь? Так он что -- назвался?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Да. Саша. А фамилия странная -- тоже на Пэ.
Ц у р и к о в. Пампуха?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Да, точно -- Пампуха. Это плохо?
Ц у р и к о в (странно). Сашка хороший парень. Мне сейчас не до него. Я не знаю, о чем я буду с ним говорить. Мы десять лет не виделись.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Положим его в детской.
Ц у р и к о в. Нет. Я на ночь никого в доме не оставлю. Что это за коммунизм? У меня могли быть другие планы. Надо заранее звонить.
Радостный и неприлично длинный звонок в дверь.
(Раздраженно.) Ну что за дела. (Жене, бросившейся открывать.) Сиди уже, я открою. (Идет к двери.)
Жена ищет себе место и не находит.
За сценой слышен звук открываемой двери и неожиданно громкие звуки мужского братания.
Входит Цуриков, обнимая за плечи армейского товарища.
А л е к с а н д р  П а м п у х а  одет нарядно -- белый верх, черный низ. Выглядит очень молодо. Держит в свободной руке спортивную сумку и несколько целлофановых пакетов.
(Жене.) Ты знаешь -- кто это? (Громко, как о великом открытии.) Это Сашка, Пампуха. Ты понимаешь? (Обращается к гостю.) Пух, мудила, почему раньше не появлялся?
Ж е н а  Ц у р и к о в а (подавая руку гостю). Очень приятно, Евгения. (Подумав.) Александровна.
П а м п у х а (обрадованно). Александр. Я вам раков привез. (Отдает пакеты хозяйке.)
Ц у р и к о в. Муся, приготовь ванную. (Пампухе.) Ты, надеюсь, у нас остановишься?
П а м п у х а. Конечно.
Ц у р и к о в. И детскую комнату приготовь. (Гостю.) Мы тебя в детской поместим.
П а м п у х а. Да мне хоть на коврике.
Ж е н а  выходит.
(Провожает ее взглядом.) Жена?
Ц у р и к о в. Угу.
П а м п у х а. Спишь с ней?
Ц у р и к о в. Нет, конечно.
П а м п у х а. А я бы поспал.
Ц у р и к о в. Нравится?
П а м п у х а. Ага. В моем вкусе.
Ц у р и к о в (с разрешающим жестом). Ради Бога. (Меняет тему.) Надолго приехал?
П а м п у х а. Ты извини, может, неудобно...
Ц у р и к о в. Удобно.
П а м п у х а. Но я гостиницу не потяну.
Ц у р и к о в. Все в порядке.
П а м п у х а. Ты занят, наверное...
Ц у р и к о в. Занят, конечно.
П а м п у х а. Это хорошо, что занят. Значит, работа есть.
Ц у р и к о в (быстро оценив ситуацию). Нужна работа? У меня водитель заболел.
П а м п у х а. Здорово.
Ц у р и к о в. Тогда поехали.
П а м п у х а. Поехали. Куда?
Ц у р и к о в. Куда хочешь. Отметим встречу.
П а м п у х а. Хочу к доступным женщинам.
Ц у р и к о в. Поехали к доступным женщинам.
Входит  Ж е н а.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ваше полотенце -- красное.
П а м п у х а. Спасибо.
Ц у р и к о в. Мамочка, мы сейчас ненадолго в офис смотаемся.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. До утра?
Ц у р и к о в. Мы едем работать.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Так, может, я с вами?
Ц у р и к о в. Ты не с нами. (Проявляет гуманизм.) Мы едем работать.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я тогда буду вас ждать.
Ц у р и к о в. А ты нас не жди. Ложись спать.
Жена пытается помогать Цурикову одеваться. Это уже слишком даже для такого терпеливого человека, как ее муж.
Иди спать, солнце.
Жена порывисто целует Цурикова.
Спокойной ночи.
Ж е н а  Ц у р и к о в а (и гостю). Спокойной ночи. (Выходит.)
П а м п у х а (достает из спортивной сумки пистолет). Взять?
Ц у р и к о в. Не надо. Тот самый?
П а м п у х а. Ну да.
Ц у р и к о в. Дай посмотреть. (Рассматривает пистолет, рассеянно кладет его на стол.)
П а м п у х а. Алексей Батькович. Я чего подумал... Как же я машину поведу, если мы как следует встречу отметим?
Ц у р и к о в (улыбнувшись). Я не суеверный. (Похлопывает Пампуху по плечу.) Это хорошо, что ты приехал.
Обнявшись,  м у ж ч и н ы  выходят в коридор.

2. Утро следующего дня. Завтрак
Ц у р и к о в  и  П а м п у х а  завтракают на кухне. Цуриков в хорошем настроении. Пьет жадно сок. Пампуха свой сок уже выпил.
Ж е н а  ставит на стол три тарелки.
Ц у р и к о в (Жене). А ты не будешь завтракать?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Как не буду? Вот я себе тарелку поставила.
Ц у р и к о в. А, это ты себе...
Пауза. Цуриков и Пампуха с аппетитом едят.
Ж е н а  Ц у р и к о в а (испуганно). А кому же?
Ц у р и к о в. Ну, я не знаю, как его зовут.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Кого?
Ц у р и к о в. Господина в спальне.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Это смешно. (Смеется.)
Цуриков и Пампуха тоже посмеиваются.
П а м п у х а. Пусть человек покушает.
Ц у р и к о в. Зови, зови...
Ж е н а  после недолгого колебания идет звать любовника к завтраку.
А ты молодец.
П а м п у х а. Может, не надо было замечать?
Ц у р и к о в. Нет, все правильно.
Возвращается  Ж е н а.
Входит  м о л о д о й  ч е л о в е к.
У л а с и к. Доброе утро. (Садится за стол.)
Жена Цурикова приносит ему приборы.
Приятного аппетита.
Ц у р и к о в. Спасибо.
Кушают молча. Оказывают друг другу мелкие услуги -- передают соль, хлеб и т.п.
(Вытирая рот салфеткой). Проспали?
У л а с и к. Проспали.
Ц у р и к о в. Бывает. Вы обидчивый?
У л а с и к. Не знаю. А что?
Ц у р и к о в. Советы принимаете?
У л а с и к. Бывает.
Ц у р и к о в (оценив). Вас как зовут?
У л а с и к. Дима.
Ц у р и к о в. Очень приятно. А меня -- Леша. А это (показывает на Пампуху, который сегодня, похоже, не очень склонен к проявлениям вежливости) Александр.
Уласик кивает головой.
Так вот, Дима, советую вам сменить природу спокойствия.
У л а с и к. Туманно.
Ц у р и к о в. Вы, я вижу, спокойны не от тупости -- это хорошо. Но вы спокойны от недопонимания -- это плохо. Любовник не имеет права быть фаталистом -- просто фаталистом. Вы же не только охотник. Вы -- и охотник, и объект охоты. От вас очень многое зависит. Жизнь, например. Будьте... пугливей, что ли.
У л а с и к. Спасибо. Я думаю, это добрый совет.
Ц у р и к о в. Безусловно. (Жене.) Представляешь, а мне сегодня сон снился. Хочешь, расскажу?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Нет.
У л а с и к (встает из-за стола). Очень приятно было познакомиться. Простите, что так вышло.
Ц у р и к о в. Это не беда.
У л а с и к. До свидания. (Жене Цурикова.) Проводи меня.
Ж е н а  Ц у р и к о в а  идет провожать  л ю б о в н и к а.
П а м п у х а. Когда ты там поспать успел?
Смеются.

3. После завтрака
С о б е с е д н и к и  немного навеселе.
П а м п у х а. У меня вопрос. Вот есть животное -- кошка...
Ц у р и к о в. Так.
П а м п у х а. Кошку клонировали.
Ц у р и к о в. Так.
П а м п у х а. У кошки душа есть?
Ц у р и к о в. У какой -- у первой или второй?
П а м п у х а. У второй.
Ц у р и к о в. Нету.
В комнату заглядывает  Ж е н а  Ц у р и к о в а.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Мальчики, вам что-нибудь принести?
П а м п у х а. Мне бы селедочки. Спасибо заранее.
Ж е н а  Ц у р и к о в а  кивает и исчезает.
Хорошо -- нету. А если она родит?
Ц у р и к о в. Кошка?
П а м п у х а. Да, вторая.
Ц у р и к о в. Ну?
П а м п у х а. Будет у ее ребенка душа?
Ц у р и к о в. Будет.
П а м п у х а. Это хорошо. (Успокаивается.)
Ж е н а  Ц у р и к о в а  приносит селедочку.
Ц у р и к о в (Жене). Присядь.
Жена Цурикова садится.
Познакомься, это Александр.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А мы разве еще не знакомы?
Ц у р и к о в. А ты снова познакомься. Корона не спадет.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Женя.
П а м п у х а. Саша.
Ц у р и к о в. Он забавный. Ну, посмотри...
П а м п у х а (очень хочет понравиться). Я забавный.
Ц у р и к о в. Саш, расскажи ей о кошке...
П а м п у х а. Вот -- кошка... Я лучше про армию расскажу.
Ц у р и к о в. Валяй.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Да не хочу я всякие гадости слушать.
П а м п у х а. А вы радиотехников любите? Я радиотехник по первой профессии.
Ж е н а  Ц у р и к о в а (мужу, с вызовом). Что происходит?
Ц у р и к о в. А что это за интонации, а? Не надо на испуг брать. Ты же у меня простая забитая интеллигентная баба -- зачем эти взбрыки?
Ж е н а  Ц у р и к о в а (кротко). Я слушаю.
Ц у р и к о в. Я без предисловий, можно? Саша какое-то время поживет с тобой.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Это все?
П а м п у х а. Я вам совсем не нравлюсь?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Лешенька, я, ты знаешь -- человек тренированный. Но вот попробуй, для разнообразия, представить, что я это не я, а твоя какая-нибудь подруга-дура. Объясни ей, этой гордой, независимой, любимой тобою женщине -- что произошло.
Ц у р и к о в. Поживешь с Сашкой.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Тебе нужно уехать? Это связано с теми телефонными звонками?
Ц у р и к о в. Нет.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. С твоим бизнесом?
Ц у р и к о в. Нет.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. С Машей?
Ц у р и к о в (внятно). Маша -- мой секретарь.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ты меня думал этим успокоить?
П а м п у х а. Вы лучше начинайте от него отвыкать потихоньку... Может, он к вам вообще не вернется.
Ц у р и к о в. Нет, ну не прелесть?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Мне страшно. Давай поговорим.
Ц у р и к о в. Хорошо. Попытка номер Бог знает какой. Ты готова именно говорить?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Что значит -- говорить?
Ц у р и к о в. Говорить -- это молча слушать, что я тебе скажу.
Жена Цурикова кивает.
Тебе страшно. Но попробуй немного сверху на все это посмотреть -- чего тебе бояться? У нас нет общего дела, общих друзей -- полный джентльменский набор. У тебя есть деньги, у меня есть деньги. Говорить нам не о чем.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Если б ты мне рассказывал о своих делах...
Ц у р и к о в (Саше). Я однажды попытался. Она поняла, что у меня сложности с налоговой. Это все, что она поняла.
П а м п у х а. Вы не переживайте. Я сам не очень в этих тонкостях разбираюсь.
Ц у р и к о в. С детьми что-нибудь решим. Что ты боишься потерять? Привычную муку? Не делай вид, что тебе есть что сказать. Я же не пытаюсь тебя обвинять в чем-то.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я знала, что ты мне это припомнишь.
Ц у р и к о в (Пампухе). Вот как с ней разговаривать?
П а м п у х а. Нормально, справлюсь.
Ц у р и к о в (Жене). Саша -- это выход. Поверь мне на слово. Он к тебе очень расположен, он дикий, ему все интересно. Будешь с ним... в Сочи ездить.
П а м п у х а. Но только чтоб никаких Димочек.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Что... Что произошло? Что он с тобой сделал?
Ц у р и к о в. Дело не в нем.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А в ком?
Ц у р и к о в. Тебе это будет неинтересно.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Мне интересно все, что касается тебя...
Ц у р и к о в. Хорошо. Саша передал мне приглашение.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. От кого?
Ц у р и к о в. От Виктора Александровича. (Пауза.) Видишь, я не хотел тебе говорить.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. От твоего папы?
Ц у р и к о в. Да, от моего отца.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Но он умер.
Ц у р и к о в. Вот именно. (Встает, одевается.) Все, я в контору.
Пампуха тоже встает.
Не надо, я такси возьму. А вы пока пообщайтесь.

4. На работе. Аквариум
Ц у р и к о в  входит в офис. Не здороваясь, проходит мимо  д е в у ш к и-с е к р е т а р я  в свой кабинет-аквариум.
М а ш а (вдогонку). Вам звонил (умело подсматривает в блокнот) Александр Пампуха.
Ц у р и к о в. Зачем?
М а ш а. Просил передать, что ваша жена -- первый сорт.
Ц у р и к о в. Быстрый человек Александр Пампуха.
Цуриков возвращается, внимательно смотрит на секретаря. Разглядывает ее, как будто первый раз видит. Девушка смущена и взволнована. Поправляет прическу.
М а ш а (неверно истолковав взгляд шефа). Я просто постриглась.
Ц у р и к о в. Меня интересует ад.
М а ш а. Атмосферное давление?
Ц у р и к о в. Ад. Преисподняя.
М а ш а. Понятно. Кто-нибудь там конкретно?
Ц у р и к о в. Нет. Просто свяжись и переключи на меня. (Меняя тему.) Ты заметила, что я с тобой не сплю?
М а ш а. Заметила.
Ц у р и к о в. Ну и что ты по этому поводу думаешь?
М а ш а. Вы женаты.
Ц у р и к о в. Очень слабо.
М а ш а. Я не в вашем вкусе.
Ц у р и к о в. Глупости.
М а ш а. Наверное, сейчас не принято... Не знаю. Честное слово, не знаю. А почему?
Ц у р и к о в. Сам не знаю. Поэтому и спросил.
Секретарь отправляется исполнять задание. Цуриков заходит в свой аквариум и звонит по телефону.
(В трубку.) Тебя можно поздравить?

5. Аквариум
М а ш а. Алексей Викторович, я хочу уточнить.
Ц у р и к о в. Уточняй.
М а ш а. Нас какой ад интересует?
Ц у р и к о в. Они разные, что ли?
М а ш а. Я только основных насчитала штук двадцать.
Ц у р и к о в. Давай какой-нибудь самый раскрученный.
М а ш а. Что значит -- самый раскрученный?
Ц у р и к о в. Майкла Джексона знаешь?
М а ш а. Знаю.
Ц у р и к о в. Мы ему много фосфатных удобрений продали?
М а ш а. Нет. Он умер.
Ц у р и к о в. Правильно. А Харкушу знаешь?
М а ш а. Знаю.
Ц у р и к о в. Вот. Майкл Джексон умер, а Семен Петрович Харкуша сделал нам в прошлом месяце семьдесят процентов продаж. Кто более раскрученный -- объяснять надо?
М а ш а. Для меня -- Майкл Джексон.
Ц у р и к о в. Живешь иллюзиями. (Откидывается в кресле, улыбаясь.) Ладно. Излагай -- какие есть варианты.
М а ш а. В грубом приближении, ад бывает иудейский, христианский, мусульманский. Ну, естественно, почти все другие религии тоже выработали идею ада.
Ц у р и к о в. Ладно. Зови всех.
М а ш а. Кого всех-то?
Ц у р и к о в. Представителей. Агентов -- не знаю, как их там... Тех, кто конкретно оформлением будет заниматься.
М а ш а. Оформлением чего?
Ц у р и к о в. Поездки. Нашей, Маша, с тобой поездки.

6. Дом Цурикова
Ж е н а  Ц у р и к о в а  и  А л е к с а н д р  П а м п у х а  сидят в глубоких креслах друг напротив друга. Одеты очень по-домашнему. Ноги они устроили на стеклянном журнальном столике. На этом же столике -- бутылка виски.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я привыкла, что все говорят: "Цуриков необычный, Цуриков солнечный, Цуриков легкий..." Где эта легкость? Она ж должна как-то проявляться. Ау! Я вижу, как он тупеет с каждым днем.
П а м п у х а. Не соглашусь. Леша находится на стадии прорыва. Верь Пампухе -- он только разворачивается.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Приличные люди уже сворачиваются.
П а м п у х а. Не скажи. Я, например, только собираюсь двинуться...
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Куда это?
П а м п у х а. Не все же мне с тобой тут сидеть.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Что значит -- не все же? (Нервно смеется.) Ты меня уже бросаешь?
П а м п у х а. Пока нет.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ты -- сволочь?
П а м п у х а. Не. (Уточняет.) По моим внутренним ощущениям. (Подлизывается.) Ну, котик, разве нам плохо?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. В том и дело, что мне очень, очень... хорошо.
Целуются.
Интересный привкус.
П а м п у х а. Могу попшикать.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Нет, приятный. Очень странный, странный вкус. Но приятный.

7. Последний посетитель
Ц у р и к о в. Идиот какой-то. Представляешь: ад у него на Солнце.
М а ш а. А... точно. Я еще по визитке почувствовала, что чокнутый.
Ц у р и к о в. Что там?
М а ш а (читает надпись на визитке). "Четвертый Ангел вылил чашу свою на солнце: и дано было ему жечь людей огнем".
Ц у р и к о в. Вот-вот. А я его спрашиваю: "Как же тогда, извините, осуществляется известная нам по литературе мука холодом?"
М а ш а. Да, кстати?
Ц у р и к о в. Так послушай, что он говорит: "А для этого существуют кометы. Они то подлетают к Солнцу, то переносят грешников в область вечного холода -- за орбиту Юпитера". Каково?
М а ш а. Дурдом.
Ц у р и к о в (о сидящем в приемной). Это последний?
М а ш а. На сегодня -- да.
Ц у р и к о в. Зови.
С е к р е т а р ь  выходит. Входит  П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Наслушались сказок?
Ц у р и к о в. Присаживайтесь. Коньяк?
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Не откажусь.
Ц у р и к о в (наполняя бокалы). Ну, а чем вы меня порадуете?
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Ничем. Я, скорее, специалист по огорчениям.
Ц у р и к о в. Вот это деловой разговор. Ваше здоровье.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Ваше здоровье.
Пьют коньяк.
Ц у р и к о в. Хорошо. Постараюсь кратко. Мне очень нужно навестить одного человека.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Нашего?
Ц у р и к о в. Да. Причем, чем скорее -- тем лучше.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Собирайте документы.
Ц у р и к о в. А какие-нибудь особые условия?
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Никаких.
Ц у р и к о в. Договор будем составлять?
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Можно и составить, почему нет?
Ц у р и к о в. Вы мне нравитесь.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Вы мне тоже.
Ц у р и к о в. Из принципа не буду ничего спрашивать.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Как хотите. Что может понадобиться -- я все Маше объясню.
Ц у р и к о в (вставая). Рад был с вами познакомиться.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь (тоже встав). Я тоже. (Покидает аквариум.)

8. Фотоателье
Ц у р и к о в  у фотографа. Ф о т о г р а ф  хочет что-то спросить, но не решается.
Ф о т о г р а ф. Извините, если я спрошу глупость. Вы шутили насчет фотографий для... вы понимаете?
Ц у р и к о в. Не шутил. (Смотрит свои снимки и расплачивается.)
Ф о т о г р а ф. Простите, не мог бы я вас обременить маленькой просьбой? Тетя. Она меня фактически воспитала. Так получилось, что я не помню родителей... А она...
Ц у р и к о в. Мне это не очень интересно. Вы хотите что-то со мной передать?
Ф о т о г р а ф. Нет... Да! Если вас не затруднит.
Ц у р и к о в. Не затруднит... Если не очень объемное.
Ф о т о г р а ф. Фотографию. Тете -- передадите? (Лихорадочно ищет и передает Цурикову фотографию.) Это я год назад. У нас тогда был банкет... Мы вообще редко фотографируемся...
Ц у р и к о в. Как зовут тетю?
Ф о т о г р а ф. Любовь Борисовна.
Ц у р и к о в. Хорошо, я запомню. Любовь Борисовна.
Ф о т о г р а ф. А если я спрошу, как бы вы отнеслись к тому, чтобы я написал ей маленькую записку?
Ц у р и к о в. Нарветесь на грубость.
Ф о т о г р а ф. Тогда я лучше не буду рисковать.
Ц у р и к о в. Мудро. (Зачем-то пожимает Фотографу руку и уходит. Возвращается.) Пишите. Только быстро.

9. Тетя Фотографа
Т е т я  Ф о т о г р а ф а. Практически с самого раннего возраста все отмечали, что это необыкновенный ребенок. Он пошел в школу -- он уже к тому времени практически умел читать. В третьем классе был в двадцатке лучших по успеваемости. Очень усидчивый. Ездил с ребятами на экскурсии, их водили в зоопарк, в кино очень часто. Сейчас колоссальные нагрузки, им даже на лето задавали дополнительное чтение по иностранному языку. Что я хочу особенно подчеркнуть -- мальчик был очень скромный. Но когда надо было поддержать честь класса, он всегда говорил мне: "Тетя, я должен пойти поболеть за наших ребят". Я ему не препятствовала. Очень общительный был, пользовался у младших авторитетом. Мы с ним по разным спортивным секциям ходили, но тренеры уже неохотно берут, если ребенок вышел из какого-то определенного возраста. Тогда мы решили вместе зарядку делать. Хотя ему нельзя особой нагрузки на позвоночник. Вот. Что еще сказать... Ему очень девочки нравились. Читали мы много. И он сам любил читать, но тут главное не переусердствовать. Глаза все-таки новые не купишь, а многие именно в детстве зрение испортили. Врачи рекомендуют -- не более пятнадцати минут в день. Я его приучала больше бывать на свежем воздухе. Ходили каждое воскресенье в зоопарк. Удивительный был ребенок.

10. Аквариум
Входит  Ц у р и к о в. Проходит мимо  с е к р е т а р я, задерживается.
Ц у р и к о в. Маша, ты почему пьяна?
М а ш а. Я выпила.
Ц у р и к о в. Понятно. Сделай мне кофе.
М а ш а. Приходила ваша жена.
Ц у р и к о в. Чего хотела?
М а ш а. Вы не ночевали дома.
Ц у р и к о в. Почему?
М а ш а. Это она спрашивала -- почему.
Ц у р и к о в. И я тебя спрашиваю -- почему?
М а ш а. Вы были со мной.
Ц у р и к о в. Ну так и надо было ответить.
М а ш а. Я так и ответила.
Ц у р и к о в. Тогда в чем проблема?
М а ш а. Она плакала.
Ц у р и к о в (наклоняется близко к Маше, спрашивает заинтересованно). Так в этом твоя проблема?
М а ш а. Нет.
Ц у р и к о в. Вот и хорошо. Напоминаю про кофе. (Уходит.)
Входит водитель Цурикова -- А л е к с а н д р  П а м п у х а.  Вносит пакеты с покупками.
П а м п у х а (Маше). Моя приходила?
М а ш а. Твоя -- его, я запуталась совсем. А ты, значит, знал, что она появится?
П а м п у х а. Да я потихоньку ее приучаю бутерброды носить.
М а ш а. Слушай, она состоятельная женщина. Ей в общем-то неприлично такими вещами заниматься.
П а м п у х а. Воспитательный момент. Пусть знает, как с водилой связываться. Сильно скандалила?
М а ш а. Да нет... По мелочи. Мне кажется, она его все равно любит. Вон там твои бутерброды.
П а м п у х а. Мы с шефом только что пообедали. Да и вообще -- я сухомятку не очень уважаю. Это так -- тиранство из принципа. Угощайся, если хочешь.
М а ш а. С чем?
П а м п у х а (смотрит). Ветчина, котлеты, сыр.
М а ш а. С сыром хочу. Мы с вашей мадам весь коньяк вылакали.
Ц у р и к о в (из динамика). Маша, Саша -- зайдите ко мне.
М а ш а. Черт, я кофе не сделала.

11. В квартире Цурикова
У л а с и к  одевается.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ты не можешь быстрее одеваться?
У л а с и к. Новое дело. Я тебя раздражаю?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Нет, но ты очень медленно одеваешься.
У л а с и к. Я не люблю спешить. Ты боишься?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Чего мне бояться?
У л а с и к. Тогда ты ведешь себя так, будто я сплю с тобой за деньги.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Да ты и спишь со мной за деньги.
У л а с и к. Как мне реагировать на твои слова?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Как на правду.
У л а с и к. Лично я на правду обижаюсь.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Где же выход?
У л а с и к. Признай свое утверждение недостаточно обоснованным.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Конверт в коридоре возле телефона.
У л а с и к. Жаль, что ты так со мной. Я пошел.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А поцеловать девочку?
У л а с и к (возвращается и с удовольствием целует Жену Цурикова). Я тебе позвоню. (Уходит. Возвращается. Закрывает за собой дверь.) Там гости.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Не может быть.
Уласик философски разводит руками. "Человек предполагает..." -- говорит его жест.
Что делать?
У л а с и к. Надеюсь, вариант со шкафом не рассматривается?
Входят  Ц у р и к о в,  П а м п у х а  и секретарь  М а ш а.
Ц у р и к о в (почти весело). Полный комплект?
У л а с и к. Добрый вечер, Алексей Викторович.
Ц у р и к о в. Здравствуйте, Дима.
П а м п у х а (проходя мимо Уласика, тихо). Обормот, ты доигрался.
Ц у р и к о в. Дима, вы не спешите?
У л а с и к. Я вообще не люблю спешить.
Ц у р и к о в. Прекрасно. Мне может понадобиться ваша помощь.
М а ш а (Пампухе, тихо). Это кто?
П а м п у х а (Маше, тоже тихо). Дружок ее.
М а ш а. А ты тогда кто?
П а м п у х а. Отстань.
Ж е н а  Ц у р и к о в а (поцеловавшись с Машей, Цурикову). Ты зачем ее в дом притащил?
Ц у р и к о в. Тебя это обижает? (Всем.) Друзья, располагайтесь. Бар.
Маша демонстративно пользуется услугами бара.
Дима, едемте со мной.
У л а с и к. Куда? А... кажется, догадываюсь.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я ему рассказала.
Ц у р и к о в. Понятно.
У л а с и к. Вы не сумасшедший, ничего такого?
Ц у р и к о в. Поехали.
У л а с и к. Надо подумать.
Ц у р и к о в. Денег дам.
У л а с и к. Ну зачем вы так сразу... Я согласен.

12. Сборы в квартире Цурикова
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Клетчатую берешь?
Ц у р и к о в. Положи на кровать. Там увидишь -- рубашки отдельной стопкой. Какой лучше галстук?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Только, умоляю, не красный.
Ц у р и к о в. А мне нравится.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ты в нем похож на агронома.
Ц у р и к о в. Агрономы разные бывают.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ты похож на сельского агронома.
Звонок в дверь.
Ц у р и к о в (Жене). Открой. (Продолжает собираться.)
Жена вводит  М а ш у-секретаря. Маша с рюкзачком.
Проводить пришла?
М а ш а. Я с рюкзаком.
Ц у р и к о в. И что это значит?
М а ш а. Я с вами.
Ц у р и к о в. Ты же отказалась.
М а ш а. Я передумала.
Ц у р и к о в. А документы?
М а ш а. Я все сделала... на всякий случай.
Ц у р и к о в. Хорошо. (Жене.) Солнце, выдай сопернице паек.
Ж е н а  Ц у р и к о в а (передавая пакет Маше). Тут все непортящееся. Галеты, твердый сыр, концентраты. И я специально фляжечку коньячка положила. Как ты любишь.
Звонок в дверь.
Открываю. (Уходит открывать.)
М а ш а. А откуда ты знал, что я тоже поеду?
Ц у р и к о в. Я не знал.
М а ш а. А пакет? С коньячком -- как я люблю.
Ц у р и к о в. Это так... на всякий случай.
Входят  Ж е н а  Ц у р и к о в а  и  У л а с и к  с чемоданом на колесиках.
У л а с и к. Всем привет.
Ц у р и к о в. Привет.
Маша кивает.
У л а с и к. А где невоспитанный ревнивый дикарь?
Ц у р и к о в. Пампуха в гараже. Сейчас подъедет.
У л а с и к (размышляет). Да, если верно утверждение, что по друзьям можно судить о человеке...
Ц у р и к о в. Неверно.
У л а с и к. Хотелось бы думать. Маша, вы кипятильник взяли? Я свой не стал брать -- Алексей Викторович сказал, что вы предусмотрительная.
М а ш а. Взяла. (Смотрит на Цурикова.)
Ц у р и к о в. Вы бы лучше пока на "ты" перешли.
У л а с и к. Успеем.
Ц у р и к о в (застегивая сумку). Я готов.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ничего не забыли?
Ц у р и к о в. Если что -- вернемся.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Возвращаться нехорошо.
У л а с и к. Предрассудки. (Пододвигает ногой чемодан.) Надо на дорожку присесть.
Присаживаются -- кто где. Молчат секунду. Звонит телефон Цурикова.
Ц у р и к о в. Да!.. Подгоняй к подъезду. (Вставет.)
У л а с и к. Нет, помешали. Давайте еще раз.
Цуриков еще раз покорно садится. Все молчат.
(Выдержав положенную паузу.) Все.
Все встают.
Ц у р и к о в (берет пальто и сумку; Жене). Не скучай.
Жена вытирает слезы.
Ну, только без этого. (Целует Жену.)
У л а с и к (Жене Цурикова). Пампуху береги. (Целует Жену Цурикова.)
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Храни вас Бог! (Крестит уходящих.)

13. У входа
За  Ц у р и к о в ы м  и его  с п у т н и к а м и  бежит  х р о м о й  ч е л о в е к.
Х р о м о й. Постойте. Постойте же... Вы не туда идете.
Ц у р и к о в (останавливается). Нам нужен ад.
Х р о м о й. Я же говорю -- вы заблудились. Ад -- это туда.
Ц у р и к о в. Привал.
Трое путешественников устраиваются на привал.
(Хромому.) Дорогу покажешь?
Х р о м о й. Покажу.
Ц у р и к о в. А чего самому надо?
Х р о м о й. Сочувствия.
Ц у р и к о в. Без проблем.
Вбегает  М а н а б о з о -- белокурый молодой человек.
М а н а б о з о. Алексей... Алексей Викторович?
Ц у р и к о в. Есть такой.
М а н а б о з о. Еле вас догнал. Я ваш проводник.
Ц у р и к о в. Что же, мужчина, вы нас так прокинули?
М а ш а. Мы два часа ждали.
М а н а б о з о. Вы уж простите... У нас встреча была и... знаете, как бывает... засиделись.
Х р о м о й (указывая дорогу). Ну что, по-любому, тут, как сказать -- назад вам...
М а н а б о з о (кивая на Хромого, встревоженно). Вы ему уже обещали что-нибудь?
Ц у р и к о в. Да нет, ничего вроде...
Х р о м о й. Как это ничего? Обещали они. Я им дорогу показал -- он мне сочувствие должен. Все по-честному.
М а н а б о з о (Цурикову). Обещали?
Ц у р и к о в. Было дело.
М а н а б о з о. Очень плохо.
Ц у р и к о в. Да мне не жалко. Маша, разберись с товарищем, распахни сердце.
М а н а б о з о. Вы не понимаете. Это не Маша обещала, а вы. И теперь вам и распахивать.
М а ш а. Я могу, мне не сложно.
М а н а б о з о. И не заикайтесь. Алексей Викторович сделал глупость, но не стоит из ложной солидарности усугублять положение.
Х р о м о й. Родила меня мама в муках кровавой боли и терзаниях нравственного порядка, поелику без мужа.
Ц у р и к о в. Ну, и?
Х р о м о й. Ну, и?
М а н а б о з о. Давайте, давайте... Он не отстанет.
Ц у р и к о в. Что за бред. Идемте лучше. Мы и так много времени потеряли.
М а н а б о з о. Сочувствуйте. Вы обещали.
Х р о м о й. Родила меня мама в муках кровавой боли и терзаниях нравственного порядка, поелику без мужа.
Ц у р и к о в. Беда.
Х р о м о й. Мир встретил меня недружелюбно. Я испытал перепад температур, сквозняки в родильном покое едва не привели меня, беспомощного младенца, на грань острой пневмонии.
Ц у р и к о в. Но ведь не привели же.
Х р о м о й (обиженно). Это он меня так жалеет?
М а н а б о з о. Алексей Викторович, поймите правильно -- пока вы ему не отсочувствуете, он не отстанет.
Ц у р и к о в. Давай еще раз.
Х р о м о й. Мир встретил меня недружелюбно. Я испытал перепад температур, сквозняки в родильном доме едва не привели меня, беспомощного младенца, на грань острой пневмонии.
Ц у р и к о в (сочувственно). Да ты что...
Х р о м о й. Резкие крики новорожденных, неосознанная агрессия матери, выражавшаяся в закармливании грудным молоком...
Ц у р и к о в. Он что, поминутно свои обиды собрался пересказывать?
М а н а б о з о. И перескажет, не сомневайтесь.
У л а с и к. Я пойду -- прогуляюсь. Маша, хотите со мной?
Уласик и Маша отходят.
Ц у р и к о в. Только недалеко. (Манабозо.) Можно вас на минуточку. (Отводит Манабозо в сторону.) Вас как зовут?
М а н а б о з о. Манабозо, Великий заяц.
Ц у р и к о в. Очень приятно. Алексей, предприниматель. На вас, я так понимаю, наезжать бессмысленно?
М а н а б о з о. Абсолютно.
Ц у р и к о в. Криком не возьмешь?
М а н а б о з о. Даже и не пытайтесь.
Ц у р и к о в. Я так и думал. Послушайте, Великий заяц, я нахожусь в легкой растерянности. Здесь ад?
М а н а б о з о. Чуть дальше. Метров сто отсюда.
Ц у р и к о в. Так. Тогда почему мы здесь, а не там?
М а н а б о з о. Вам лучше знать. Мне показалось, что вы сами этот момент оттягиваете. Иначе я ваше поведение не могу объяснить. Что вам этот нытик сдался?
Ц у р и к о в. Да я его как-то так, по-простому, -- пожалел.
М а н а б о з о. Тут это не приветствуется.
Ц у р и к о в. Хорошо, я не прав. Но у вас тоже, уважаемый, морда в пуху. По чьей вине мы заблудились? Кто опоздал на два часа?
М а н а б о з о. Признаю. Поэтому дам совет -- сочувствуйте этому негодяю активнее. Не ждите, пока закончит фразу. Сэкономите кучу времени.
Ц у р и к о в. Это все равно на час, не меньше.
М а н а б о з о. Часа четыре, как минимум. Но дня три сэкономите.
Ц у р и к о в. Ох, ох.
Манабозо и Цуриков возвращаются к Хромому.
Что-то давненько я не слышал ваших песен.
Х р о м о й (с готовностью). Резкие крики новорожденных...
Ц у р и к о в. Горе.
Х р о м о й. Тесная пелена, охватившая мои члены...
Ц у р и к о в. Ай-ай.
Х р о м о й. Нездоровый...
Ц у р и к о в. Горе.
Х р о м о й. Падение...
Ц у р и к о в. Беда.
Х р о м о й. А...
Ц у р и к о в. Горе.

14. Завтрак на привале
М а ш а  делает бутерброды. Ц у р и к о в  и  У л а с и к  их едят.
Х р о м о й  и  М а н а б о з о  бутерброды не едят.
У л а с и к. Непонятно только, где эти пресловутые Хароны, Церберы всякие. Потом -- где река Стикс? Нет Стикса.
Ц у р и к о в. А вы до самого входа дошли?
М а ш а. Мы и внутри немного погуляли.
Ц у р и к о в. Ну и как там?
М а ш а. Красиво.
М а н а б о з о. Места у нас замечательные. Когда будем идти, я вам много интересного покажу и расскажу.
У л а с и к (подсаживается поближе к Манабозо). Скажите, вы черт?
М а н а б о з о. Я -- дух. Мятежный дух. По-вашему -- да, черт.
У л а с и к. И на что вы рассчитываете?
М а н а б о з о. В каком смысле?
У л а с и к. Ну ведь он сильнее?
М а н а б о з о. Кто -- он?
У л а с и к. Ну, он. Бог -- я имею в виду.
М а ш а. Что за инфантилизм!
У л а с и к. Почему?
М а ш а. Потому. Здоровый конь, а задаешь детские вопросы. Книжки надо читать.
У л а с и к. Я читаю.
Ц у р и к о в. А мне тоже интересно. Почему Бог это терпит? Что ему мешает вас всех передушить?
М а н а б о з о. А Бога нет.
М а ш а. Как нет, что вы глупости говорите?
У л а с и к. Вы же только что сказали, что вы мятежник. Против кого же вы тогда мятежничаете, если Бога нет?
М а н а б о з о. Против вас.

15. Квартира Цурикова
П а м п у х а  лежит на диване, держит в объятиях  Ж е н у  Ц у р и к о в а. Трогает ее грудь.
П а м п у х а (нежно). Что это у нас тут такое лежит?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ты еще скажи -- висит.
П а м п у х а. Нет... А как надо говорить?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Не знаю. Сам думай.
П а м п у х а. Торчит.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ох, откуда ты такой на мою голову взялся.
П а м п у х а. Надуло.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Слушай, лавер мой, а ведь ты -- пародия.
П а м п у х а. Это как?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Все у тебя карикатурное. Больше, чем надо. Хитрости в тебе больше, чем надо, наглости -- тоже. Член безразмерный какой-то -- это же ненормально, Саша. Так уже не носят.
П а м п у х а. Что выросло, то выросло.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Мыслишь и говоришь готовыми блоками. На все у тебя есть поговорка или цитата из советских фильмов. Это не очень хорошо. Говори своими словами. Пусть корявыми, но своими.
П а м п у х а. Я шофер, ты в курсе?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ну и что, что шофер. Тебе доступны сложные понятия, ты сообразительный, ты... (Задумывается.) Кто ты, Сашенька?
П а м п у х а. Я казак.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Казак?!! Этот, с чубом?
П а м п у х а. Зачем с чубом. Чуб -- и не чуб, а осэлэдэць -- селедка по-вашему -- это так, этнография. А я -- духом казак. Дух -- он знаешь, поважнее прически.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ну вот видишь, можешь ведь нормально говорить -- передавать словами мысли.
П а м п у х а. Могу, я ж не тупой.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я и не сомневалась. И в чем же выражается твой казацкий дух?
П а м п у х а. В братской любви к товарищу, в презрении опасностей, в пренебрежении женщиной.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Значит, ты ко всему еще и голубой?
П а м п у х а. Вот кто из нас мыслит заготовками? Услышала "любовь к товарищу" -- сразу "голубой"!
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Прости. Я неправа.
П а м п у х а. Я к тебе строгий, но это в твоих же интересах -- чтобы не привыкала к хорошему. Чтобы мы, значит, безболезненно расстались.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Как же я с тобой расстанусь?
П а м п у х а. Да так и расстанешься. Леша вернется, я ему тебя и верну.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я не вещь.
П а м п у х а. Ты в это веришь?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Конечно. Я такая же, как и ты, как и он. У меня такие же права. Я могу выбирать, с кем из вас мне расстаться.
П а м п у х а. Теоретически, все так.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Да почему же теоретически?
П а м п у х а. Ну, потому...
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ну давай, приведи хоть один довод, кроме "потому, что баба". Попробуй.
П а м п у х а. А что, не баба, что ли?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Дурак. Я знаю -- кто ты, Саша.
Пампуха долго молчит.
П а м п у х а. Хочешь, я тебе какой-нибудь армейский анекдот расскажу?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Поцелуй меня.

16. Тетя Фотографа
Т е т я  Ф о т о г р а ф а. Я уверена, что он найдет свое место в жизни. Конечно, мне бы хотелось видеть его исполнителем песен или военным... Но из него может также получиться хороший руководитель. Он скромный, вдумчивый, никогда не позволял себе неосторожных поступков. Вежливый, поможет всегда... Любил фотографировать.

17. Встреча
Группа Цурикова на улицах ада. М а ш а  и  У л а с и к  разглядывают толпу. Ц у р и к о в  сверяется с картой. О чем-то спорит с  М а н а б о з о.
Боковым зрением замечает  м у ж ч и н у  с целлофановым пакетом, который кого-то ждет. Бросается вдогонку.
Ц у р и к о в. Виктор Александрович! Папа!
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. О, надо же...
Ц у р и к о в. Привет.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Привет, привет.
Целуются.
Каким ветром?
Ц у р и к о в. Не знаю, тебя надо спросить.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Ты по делам или так... турист?
Ц у р и к о в. Папа, я к тебе, собственно...
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Здорово. И остановишься у меня?
Ц у р и к о в. Ну, если ты не против... Если это неудобно -- ты скажи...
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Почему -- неудобно? Удобно. Просто, понимаешь, у меня сейчас там женщина живет...
Ц у р и к о в. Вопрос снят.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. А ты приходи ко мне чай пить. Можно прямо... послезавтра.
Ц у р и к о в. Папа... Ты меня звал?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Я -- тебя? Куда?
Ц у р и к о в. Сюда, к себе...
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Не помню... А -- слушай, точно. Звал.
Ц у р и к о в. Ну, слава Богу.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Как у тебя с бизнесом?
Ц у р и к о в. Более-менее.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Сможешь на отца долларов пятьсот потратить?
Ц у р и к о в. Пап, о чем речь?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Понимаешь, мне тут идея одна пришла в голову. Когда трансконтинентальные корпорации чувствуют что всё -- застой в мировой экономике, они же сразу какую-нибудь войну придумывают. Правильно?
Ц у р и к о в. Говори.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Но они ж это делают не из-за того, что они монстры и им нравится людей убивать. А потому, что так надо для бизнеса. Вот. Так я что придумал -- пусть они соберут своих аналитиков и смоделируют такую конфронтацию мировую -- чтобы, значит, в основном, удар по затоваренным странам. Подсчитают на компьютере -- сколько кого погибнет, какие разрушения... Все подсчитают. Потом, значит, посмотрят, какие музеи попадают под бомбежки, библиотеки, памятники древние -- и вычеркнут их. А вместо них каких-нибудь заводов добавят на ту же сумму. А потом всем, кто в зону разрушения попал, разошлют уведомления -- так, мол, и так -- если начнется война, в дом ваш, на икс процентов, попадет бомба. Погибнет игрек человек. Но если не хотите, чтобы война началась, берите своих детей, бабушек, дедушек, документы берите, продуктов минимально... И выходите на улицу. А дом ваш приедут бульдозеры и разрушат. Добровольно. Со всеми вашими бытовыми моментами. И заводы -- те, которые попадут в распечатку, и мосты, и все... И так везде. Кроме культурных ценностей, разумеется. И люди живы, и экономике облегчение -- сразу много всего надо. И без последствий по природной среде. Как тебе?
Ц у р и к о в. Папа, что ты от меня хочешь?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Надо эту идею оформить грамотно, записать и брошюрой выпустить. Разослать мировым лидерам.
Ц у р и к о в. То есть, ты меня звал, чтобы я выпустил брошюру с твоей ахинеей?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Не можешь -- не можешь. Так и скажи.
Ц у р и к о в. Папа, я могу. Я сделаю это, папа. Я сделаю все, что бы ты ни попросил. Но пойми, я думал, что ты зовешь меня, чтобы сказать что-то важное.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Что за истерика?
Ц у р и к о в. Это у меня сейчас истерика?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Сейчас у тебя истерика.
Ц у р и к о в. Вот так, да... Как устроился?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Все в порядке. Не рай, конечно, но жить можно.
Ц у р и к о в. Здорово. С мамой видишься?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Перезванивались. Ты же знаешь, она сложный человек.
Ц у р и к о в. Ждешь кого-то?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Ты молодец, хорошо выглядишь. Что там эти у вас... Как их... битлы?
Ц у р и к о в. У нас? Скорее уже у вас.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Да, время бежит. Это тебя ждут?
Ц у р и к о в. Да. Машенька, моя любовница.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. А паренек?
Ц у р и к о в. Женькин трахач.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Хорошие ребята. Жалко, что ты торопишься. А то бы познакомил.
Ц у р и к о в. Я пойду?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Ну да. Тебя ждут. Что?
Ц у р и к о в. Адрес говори.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Адрес, да...
Ц у р и к о в. Разберусь, не парься.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Но ты понял -- завтра я не могу.
Ц у р и к о в. До послезавтра?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Да, да... (Уходит быстро и нерешительно.)
Цуриков возвращается к своей группе. Замечает  Д е в о ч к у  лет шести, которая быстро проходит мимо.

18. Привал
У л а с и к. А вы губу раскатали, что отец побалует вас какой-нибудь байкой в эльсиноровском ключе?
Ц у р и к о в (в отличном расположении духа). Боже упаси. Я вообще удивился, что он до разговора со мной снизошел. Надо знать моего папашу. Не, нормально... Пообщались.
М а ш а. А вы на отца похожи.
Ц у р и к о в. Спасибо, Маша.
М а ш а. Я в хорошем смысле.
Ц у р и к о в. Я тоже без иронии говорю -- спасибо. Он у меня физик... в прошлом.
У л а с и к. Ну хорошо, вот вы пообщались... И -- что?
Ц у р и к о в. Ничего. Брошюрку выпущу. (Посмеивается.) Буду рассылать мировым лидерам.
У л а с и к. Я не сомневаюсь. Ну, а по сути? Чего вы добились этим?
Ц у р и к о в. Чем?
У л а с и к. Путешествием -- так скажем.
Ц у р и к о в. Да ничего не добился. Вот, может, мир спасу...
У л а с и к. Маша, буду к вам обращаться. У вас хоть слабенький, но все-таки умишко. А не жопа вместо головы.
Ц у р и к о в. Маша, что он так волнуется?
У л а с и к. Я волнуюсь, я волнуюсь -- но я, по крайней мере, не скрываю, что волнуюсь. Маша, вас не утомило еще славянское б...ство?
М а ш а. В женском смысле?
У л а с и к. В другом смысле... Ну сколько можно жить самотеком? Где в происходящем место уму, расчету, здравому смыслу? -- я в этом смысле.
М а ш а. Да все нормально, чего ты?
Цуриков посмеивается.
У л а с и к. Не нормально, Маша. Все плохо. Я вот -- честно говорю -- устал. Сходить в ад -- пройти сквозь все -- говорить с мертвыми, с отцом, с чертями, с черт знает кем... с Манабозо! И вернуться -- и не осмыслить, не сделать никаких выводов... Просто -- тупо -- сходить! Отметиться. Мы там были! Леша Цуриков был тут! Ну не б...ство!
Ц у р и к о в. А как я, по-вашему, должен себя вести? Что значит -- сходить в ад не по-б...ски?
У л а с и к. Не знаю.
Ц у р и к о в (без прежней веселости). Ну так и не п...и.
У л а с и к (коротко). На х... пошел?
М а ш а. Я вам не мешаю?
Молчат какое-то время.
Ц у р и к о в. А мы, кстати, еще и не вернулись.
У л а с и к. То есть?
Ц у р и к о в. Я вот подумал. Меня папа в гости приглашал... на чай. Может, сходить -- посмотреть, как он устроился.
М а ш а. Сходите, конечно.
Ц у р и к о в (Уласику). Как думаешь?
У л а с и к. Я что -- враг вам? Делайте, что хотите.
Ц у р и к о в. Но учтите -- это только послезавтра.
У л а с и к. Послезавтра, так послезавтра.
Ц у р и к о в. Маша?
М а ш а. Зачем ты спрашиваешь?

19. В гостях у папы
Ц у р и к о в  входит в комнату отца. Его явно не ждали. О т е ц  стоит возле стола -- держит в руке подстаканник. На диване сидит  Д е в о ч к а  лет шести.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Я тебя не ждал.
Ц у р и к о в. Вижу.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. У меня не убрано.
Ц у р и к о в. Вижу.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. У тебя отвратительный галстук. Ты в нем похож на профессора Соскина.
Ц у р и к о в. Пап. Давай без тонких вибраций. Если тебе неприятно, что я застал тебя с женщиной, так и скажи.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Ты взрослый человек. Должен все понимать.
Ц у р и к о в. Пап, я...
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Давай сменим тему.
Ц у р и к о в. Но я вижу, тебя это беспокоит.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Я не хочу об этом говорить.
Ц у р и к о в (после паузы). Как скажешь.
Цуриков Старший подходит к Девочке, становится перед ней на колени. Она обнимает его за шею. Цуриков Старший шепчет ей что-то на тихом языке влюбленных. Девочка улыбается. Прижимается лицом к волосам старика.
Давай пообщаемся, что ли.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Чай будешь?
Ц у р и к о в. Буду.
Цуриков Старший делает чай.
(Подходит к Девочке.) Как тебя зовут?
Девочка не отвечает.
Ты пробовала чупа-чупс?
Девочка не реагирует. Цуриков ищет по карманам чупа-чупс.
Выясняется, что запас леденцов полностью израсходован.
Извини.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Чай.
Ц у р и к о в (берет стакан, но не пьет). Пап, ты бывший физик, ты должен быть человеком религиозным. Тут я от одного черта услышал странную фразу. Говорит... Бога нет.
Ц у р и к о в  С т а р ш и й (спокойно). Врет.
Ц у р и к о в. А какой ему смысл врать?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Может, и не врет.
Ц у р и к о в. Так он есть или нет?
Ц у р и к о в  С т а р ш и й. Слушай, нам не о чем больше поговорить?

20. У реки
У л а с и к  сидит с удочкой на берегу какой-то реки. Таскает карасиков. М а н а б о з о  и  М а ш а  наблюдают за процессом. Радуются каждой рыбке.
У л а с и к. Маша, ты что заканчивала? (Вытягивает рыбку.)
М а н а б о з о. Архитектурный она заканчивала.
М а ш а. Вот кто вас просил? Что вы суетесь всюду? Вас следить за нами приставили? Следите. Только не встревайте, когда не просят...
Манабозо обижается.
У л а с и к. Зачем ты так?
М а ш а. Я архитектурный заканчивала.
У л а с и к. Да я понял. (Интерес к теме потерян.) Интересно, эта речка как-нибудь называется?
М а ш а (Манабозо). Извините, я не права.
М а н а б о з о. Ничего страшного. (Уласику.) Вы про Бога спрашивали?
У л а с и к. Ну.
Мимо проходят  у б о р щ и к и, которые накалывают на мусорные пики конфетные обертки и смятые пластиковые стаканы.
М а н а б о з о. Вот тот, в кепочке.
У л а с и к. Это шутка?
М а н а б о з о. Нет.
У л а с и к. А кто сам говорил, что Бога нет?
М а н а б о з о. Соврал, не удержался. Меня тоже поймите. Врать люблю, а у нас тут особо в этом смысле не разгуляешься. Простодушных мало.
М а ш а. Между прочим, по контракту, вы не имеете права предоставлять нам заведомо ложные сведения...
У л а с и к. Маша, не будь занудой.
М а н а б о з о. Раз -- не пидарас. Больше не буду.
У л а с и к. Пойми, тетя. Этот крендель -- Господь Бог.
М а ш а. А почему он здесь?
М а н а б о з о. У него и спросите.
М а ш а. А можно?
М а н а б о з о. Почему же нельзя?
М а ш а (истерически хохотнув). Прикол.
Уласик уже подскочил к  х у д е н ь к о м у  м о л о д о м у  ч е л о в е к у.
Молодой человек втягивает голову в плечи, словно боится, что его будут бить.
У л а с и к. Командир, можно тебя на секунду. (Рассматривает Бога.) Скажи, ты -- это он и есть?
Бог испуганно кивает.
Ну ладно, ничего... (Ободряет Бога.) Нормально. (Маше.) Маша, что ты у него хотела спросить?
М а ш а. Ну... (Не может так с ходу придумать вопрос.) Спроси, что он тут делает. Почему он не там, у себя?
У л а с и к. Ты почему не там? Ну, там, где тебе положено?
Г о с п о д ь  Б о г (сильно заикаясь). Нн-нне им-мею м-морального пп-права.
Входит  Ц у р и к о в. Злой, как черт.
Ц у р и к о в (Уласику). Сворачивайте удочки.
У л а с и к (сворачивая удочки). Как вы? Удачно?
Ц у р и к о в. Удачно. Лучше бы я вообще не ходил. (Принимая Бога за очередного мерзавца, выпрашивающего сочувствие.) Отвали, товарищ. (Маше.) Просил же с местными не общаться.
Г о с п о д ь  Б о г  уходит, ритмично накалывая на мусорную пику конфетные обертки.

21. По дороге домой
М а н а б о з о  ведет  г р у п п у  Ц у р и к о в а  к выходу.
Их догоняет  Х р о м о й.
Х р о м о й. Постойте. Постойте же...
Цуриков останавливается. Смотрит без любви на Хромого.
Алексей Викторович... Алексей Викторович... (Чуть не плачет.) Голубчик!.. (Бросается на шею Цурикову. Рыдает.)
Ц у р и к о в (разводя руками). Ну, мужчина... (Делать нечего -- обнимает Хромого, утешая его.) Что ж так убиваться?
Х р о м о й. Вы... Вы не понимаете... (Заливается слезами.)
Некоторое время все смотрят на Хромого и Цурикова.
У л а с и к. А время идет...
Ц у р и к о в (Манабозо). Пойдемте. (Отстраняется от рыдающего.)
М а н а б о з о. Он просто попрощаться с вами хотел.
Ц у р и к о в. Это надолго.
М а н а б о з о. Что вы экономите? Минуты свои несчастные... Эх... люди...
М а ш а. Алексею Викторовичу не жалко, просто у нас завтра с утра переговоры...
М а н а б о з о. Душить вас надо.
У л а с и к. Ты, нечисть... Язычок попридержи.
М а н а б о з о. Да, может, я черт. Но я по происхождению черт. А этот...
М а ш а. А вы в курсе, что мы этой весной пострадавшим сорок тысяч перечислили?
М а н а б о з о. Маша, не смеши...
Ц у р и к о в. Машенька...
М а ш а. Что, Машенька? Я опять что-то не то говорю?
Ц у р и к о в. У тебя салфетки есть?
У л а с и к. Алексей Викторович. Я, клянусь, я... это подстроено. Они нас отсюда так не выпустят. Алексей Викторович, надо когти рвать, пока не поздно...
М а н а б о з о. Валите, чтобы и духа вашего тут не было...
У л а с и к. Не отвечайте, он вас провоцирует.
М а н а б о з о. Кому вы нужны.
У л а с и к. Молча, не реагируя на грубости, движемся к выходу...
Ц у р и к о в. Да, да... Маша, дай еще салфеточку.
Цуриков и Хромой садятся рядышком на траве.
Манабозо, Уласик и Маша -- чуть в сторонке.
Цуриков обнимает Хромого за плечи. Хромой вытирает глаза бумажной салфеткой. Говорит, как совершенно нормальный, хотя и несчастный, человек.
Х р о м о й. Я вас прекрасно понимаю -- я и при жизни был занудой... Но вы меня тоже поймите. Просто... Очень страшно. Не поверите, как страшно. Смерть, ожидание -- невероятно страшно. Я ведь комик, да, да... Я сам за то, чтобы немного поверхностно об этом рассуждать... Не вдумываться. Но когда закрутило... О-о... А все что рассказывают -- облегчение, свет, радость -- не верьте. (Цурикову.) Вы идите... Что вы тут из-за меня будете...
Ц у р и к о в. Мы не спешим.
Х р о м о й. Я вам очень признателен. Но вам пора, я понимаю.
Ц у р и к о в. Пустяки.
Х р о м о й. Идите.
Все встают. Обнимаются, прощаются с Хромым.
Оборачиваются и долго машут ему рукой.
Он машет в ответ.
Какие гады.

22. Дома
Ужин в честь возвращения экспедиции. За общим столом: Ц у р и к о в,  Па м п у х а,  У л а с и к  и  М а ш а. Все кушают с большим аппетитом.
У л а с и к (Цурикову). Это уже, кстати, черта поколения. Все меряете на деньги. Можете понять -- мне ваша жена и без денег нравится.
М а ш а. Тогда зачем ты их берешь?
У л а с и к. Я вообще об этом не думаю. Беру и сразу забываю. А вы все зациклились -- деньги, берет деньги, деньги берет... Мне неприятно, честное слово. Вот смотрите... (Цурикову.) Ты же сторонник открытых систем... Ну, в том смысле, что я Машу там практически три дня один выгуливал. Общался с ней плотно. И что? Я приставал к ней? Начинал половые отношения?
М а ш а. Попробовал бы только.
У л а с и к. Куда б ты делась... Если бы я раскинул сеть своего странного обаяния...
Ц у р и к о в. Не отвлекайся.
У л а с и к. Я что хочу сказать... Я не Пампуха. Я не бессмысленный тупой член. Я влюбиться могу.
М а ш а. Ой.
У л а с и к. Что такое?
М а ш а. Я подумала... Если Пампуху прислал его папа, значит... Саша, ты тоже... мертвый?
Пампуха мычит. У него рот занят.
У л а с и к (изумленно). Пуха, ты что -- жмурик?
Пампуха мычит. Все еще не может прожевать. Но головой кивает -- "да, мол, жмурик".
Ц у р и к о в (Пампухе). Дети, скажи?
Входит  Ж е н а.
Слышишь, супруга. До ребят только сейчас дошло.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Что дошло?
Ц у р и к о в. Про Пампуху.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А я давно поняла.
Ц у р и к о в. Ох ты какая, оказывается, сообразительная?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Догадаться не сложно было. Вы тоже хороши -- пистолет на самом видном месте оставили.
П а м п у х а (все еще не прожевав как следует). Блин, я про пушку совсем забыл.
Ц у р и к о в. А при чем тут пистолет?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ну что я при всех буду... Ну, что... Что вам сказать? Знаю и знаю. Пампуха будет теперь у тебя, ну... Ты понимаешь... Решать вопросы.
Ц у р и к о в. Ага. Ты считаешь, что Сашка будет у меня работать убийцей?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Почему, обязательно, убийцей? Сотрудником. Такие тебе звонки странные бывают. Я нервничаю.
Ц у р и к о в. Понятно.
У л а с и к. А что ты хочешь? Держишь жену на голодном информационном пайке.
Ц у р и к о в. Я что, похож на человека, который приказывает убивать?
М а ш а  и  Ж е н а  Ц у р и к о в а (вместе). Похож.
У л а с и к. Знаешь, на кого ты похож?
Ц у р и к о в. На агронома.
У л а с и к. Нет.
Ц у р и к о в. На профессора Соскина.
У л а с и к. Девочки... Бросайте его на фиг. Этот поц... Он реально был в аду.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. И что?
У л а с и к. Так вот именно -- и что? Что он там увидел? Ты думаешь, он что-то там увидел? Хоть что-то? Вот! (Делает энергичный жест.) Пробухал три дня. Ну скажи, Маша...
М а ш а. Ну, если честно, мы с ним тоже один раз так наебошились...
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Маша!
У л а с и к. Согласен! Но ведь мы и сколько всего посмотрели. Везде побывали. А что он в это время делал? Квасил с каким-то пограничником. (Переводит дух.) Я просил его взять фотоаппарат. Потому, что у меня "мыльница", а меня раздражают "мыльницы".
Ц у р и к о в. Фотоаппарат я взял.
У л а с и к. А пленку забыл. Нормально?
Ц у р и к о в. Надо было напомнить.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я на него в этом смысле никогда не полагаюсь.
Ц у р и к о в. В нормальных местах это все купить можно.
У л а с и к. Все купить. Если ты такой грамотный, почему ты отца не выкупил? А? Такой вот простой вопрос! (Поясняет Жене Цурикова.) Я коррупцию чувствую, как женщину. Там -- черт-те что творится. Там просто все... все готово. Только подноси. У них на рожах написано -- "продаемся, продаемся". Их лавочку скоро ликвидируют -- это сто проц.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. У кого на рожах написано?
У л а с и к. У кого, у кого... У чертей... по-вашему.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Черти -- это ужасно. Вчера зашла на рынок...
Ц у р и к о в. Нервный ты какой-то.
У л а с и к. А знаете, почему он не стал папашу вытягивать? Потому, что, видите ли, старик посмел... Поимел наглость устроить там свою личную жизнь. Это пошло, Цуриков! Что за тухлая фрейдятина? Ну, завел покойник бабу. Ну и что? Он твой единственный отец, другого не будет. Баба -- шмаба! Какие тут могут быть обиды, когда речь идет о родителях. Да пусть бы он даже мужика завел. Ради Бога, лишь бы человеку было хорошо.
Ц у р и к о в. Уж лучше бы мужика.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А, кстати, где вы были?
У л а с и к. Мы были в аду.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Ну и как там?
У л а с и к. Там... город. Мы с Машей заходили в дома. Где-то есть кодовые замки -- где-то нет, где-то чистые подъезды, где-то засрано...
М а ш а. Кто-то смеется, кто-то плачет.
У л а с и к. Кто-то смеется, кто-то плачет. Спасибо, Маша.
Звонок в дверь.
Жена идет открывать, возвращается, едва поспевая за  Д е в о ч к о й  шести лет.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. А кто к нам пришел!
Д е в о ч к а (Цурикову, без подготовки). Ты обещал.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Что ты ребенку обещал? (Девочке.) Ты из какой квартиры?
М а ш а (что-то смутно подозревает). Я могла тебя видеть?
Д е в о ч к а. Чупа-чупс.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Зачем тебе эта отрава, вот лучше персик возьми.
Д е в о ч к а. Чупа-чупс.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. У нас не бывает чупа-чупс. Эту гадость детям нельзя.
Ц у р и к о в. Маша, ты купила то, о чем я тебя просил?
Маша достает из сумочки три разноцветных леденца -- чупа-чупс. Дает их Девочке. Девочка берет только один леденец.
М а ш а. Возьми все...
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Леша, чей это ребенок? Как ее зовут?
Цуриков пожимает плечами.
Девочка, зажав в кулаке красный леденец, направляется к выходу.
(Вдогонку.) Как тебя зовут?
Девочка не отвечает.
Где твоя мама?
Лицо Девочки искажается ужасом.
Она распахивает рот и голосом разъяренного демона выдает: "На зоне сидит. Бушлаты строчит. Человека убила! (Совсем страшным голосом.) Ей хорошо! Ей хорошо! Ей хорошо! Ей хорошо!"
Высказавшись, замолкает.
Ц у р и к о в. Вите привет.
Д е в о ч к а  кивает и уходит.
Все, кроме Цурикова и Пампухи, немного озадачены.
П а м п у х а. Я, наверное, тоже пойду.
Ц у р и к о в. На посошок?
П а м п у х а. Мне уже хватит.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Когда вернешься? Ну -- завтра? Или в пятницу.
П а м п у х а. Это не от меня зависит.
У л а с и к. Пуха, ты хамло. Но я к тебе привязался.
П а м п у х а. Ну все, мне пора. (Целует Машу, Жену Цурикова. Обнимается с Уласиком и Цуриковым.)
До встречи.
Ц у р и к о в  и  в с е (по-разному). Пока.
Жена Цурикова еще раз целует Александра. Не может оторваться. Хочет сохранить воспоминание о вкусе его поцелуя. Наконец, они разъединяются.
П а м п у х а  уходит.
Ц у р и к о в. Черт, забыл.
М а ш а. Что такое?
Ц у р и к о в. Да тут один фотограф просил меня передать тете конверт. Тетя замечательная, она его практически воспитала. (Достает конверт.) А я забыл.

24. Тетя Фотографа
Т е т я  Ф о т о г р а ф а. Леночка, его бывшая одноклассница (она только недавно к нам попала), говорит мне: "Любовь Борисовна, он сейчас в ателье работает, печатает фотокарточки на паспорта, на свидетельства..." Я, честно говоря, сомневаюсь. При таких задатках... Я не хочу сказать, что в ателье работать -- это стыдно. Но если б вы знали, какую он замечательную белочку нарисовал мне на Новый год. Какие он аппликации делал. А какой он послушный... Если ребенок воспитанный, это обязательно скажется положительно, это сейчас очень ценится. Я уверена -- его взяли или в писатели, или в какое-нибудь молодежное движение. Мне, конечно, очень хочется посмотреть -- как он там. Но у мальчика с детства была очень ранимая нервная система. Боюсь его напугать. Вы понимаете?

25. Разговор об уборщике
М а ш а. Можно было с Пампухой передать. Хочешь, я догоню.
Ц у р и к о в. Не стоит. (Рвет конверт на мелкие кусочки.)
М а ш а. А еще мы Бога видели.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Да вы что?
М а ш а. Честное слово. (Цурикову персонально.) Мы ему даже задали вопрос, и он ответил.
Ц у р и к о в. Замечательно.
У л а с и к. Он, наверное, такой же Бог, как я -- Майкл Джексон.
М а ш а. Майкл Джексон умер.
У л а с и к. Разве?
Ц у р и к о в. Интересно, почему Бог в аду, а не там, где ему положено?
У л а с и к. Мы его тоже об этом спросили.
Ц у р и к о в. И что он ответил?
М а ш а. "Н-не им-мею м-морального п-права".
У л а с и к. Он еще и заикался.
Ц у р и к о в (заволновался. Это видно, хотя он и пытается это скрыть). А это не тот был -- в кепке?
М а ш а. Худенький...
Ц у р и к о в (потрясен). Ох, бля...
У л а с и к. Что, мужчина, чувствуете?
Ц у р и к о в. Отстань.
У л а с и к. Кстати, Пампуха пистолет забыл. Хороший повод вернуться. Заодно задашь кое-кому парочку вопросов... Вечных, так сказать.
Ц у р и к о в (смеется). Ты мне перестаешь нравиться.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Кто-нибудь мне объяснит, куда Саша ушел?
Ц у р и к о в. Женечка, я тебя держу на голодном информационнном пайке?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Держишь, Лешенька, держишь...
Ц у р и к о в. Когда нас привезли в часть, обнаружился интересный феномен. Осенний призыв, то есть парни, которые были призваны осенью... То есть, раньше нас на полгода. Так вот, они... они были... нормальные. Почти все. Какие-то совершенно нормальные люди. Ну, понимаете... Армия: старики -- молодые -- все эти темы. Так вот -- они были нормальные. Те, кто старше их -- звери страшные. А они -- нормальные. И такими и остались. Даже мы стали потом зверьми. А они -- нет. Остались такими же, какими были. Притом, что п...ли их больше всех. В частности, за то, что они нас не п...т. У меня был друг из осеннего призыва. Хороший парень. Мы как-то сразу с ним подружились. Он был девственником. Мог часами рассказывать, как проведет первую ночь с женщиной. Подробно... А потом украл у прапорщика пистолет и выстрелил себе в рот -- обычное дело. Звали его Александр Пампуха.
Жену Цурикова вырвало.
У л а с и к. Она, что, только сейчас въехала?
Ц у р и к о в (странно улыбается Дмитрию Уласику). Девочки, принесите мне два стакана холодной воды из-под крана.
М а ш а (метнулась). Я принесу.
Ц у р и к о в (Жене). Помоги Маше.
Ж е н а  Ц у р и к о в а  уходит вместе с  М а ш е й  на кухню.
Не ходи больше к Жене.
У л а с и к. То есть?
Ц у р и к о в. Не ходи больше к Жене, моей жене.
У л а с и к. Ты меня плохо понял. Я хорошо к ней отношусь. Я ее, можно сказать, люблю.
Ц у р и к о в. Это ты плохо меня понял. Помнишь, я рассказывал, что в армии были хорошие люди в осеннем призыве и не очень хорошие -- в весеннем.
У л а с и к. Ну?
Ц у р и к о в. Я -- из тех, из весенних. Из нехороших. (Долго и с наслаждением избивает Уласика.)
Возвращаются  ж е н щ и н ы  со стаканами воды.
Цуриков выливает воду на Уласика.
Уласик приходит в себя. Ковыляет к двери. Смеется и вскрикивает от боли.
У л а с и к (в дверях). За что?
Ц у р и к о в. Не понял?
У л а с и к. Нет.
Ц у р и к о в. Иди, думай.
У л а с и к. Если пойму, можно будет прийти?
Ц у р и к о в. Нет.
У л а с и к. Но почему?
Цуриков закрывает дверь за  Д м и т р и е м  У л а с и к о м.
Женщины сидят рядышком на диване, их правые руки подняты вверх.
Ц у р и к о в. Что за композиция?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Я поняла.
М а ш а. Я тоже поняла.
Ц у р и к о в. Начало хорошее. (Садится в кресло и начинает читать газету.)
Руки женщин медленно опускаются.

26. Служба доставки
М а н а б о з о  и  П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь  склеивают с помощью клея ПВА обрывки письма, чтобы доставить его адресату.
М а н а б о з о. Это сюда...
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь (читает). "Дорогая!.." Это самое начало.
М а н а б о з о. Давай.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь. Делать нам больше нечего.
М а н а б о з о. И не говори.
П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь (читает). "Дорогая тетя!" Как вы там? У меня..." Что там у него?
М а н а б о з о (читает). "У меня все плохо. Забери меня отсюда".
Смотрят друг на друга. Последний посетитель рвет письмо.
(Горько.) Как я не люблю людей.

27. Разговор ни о чем
Ц у р и к о в,  Ж е н а  Ц у р и к о в а,  М а ш а.
Ц у р и к о в. Женя, мы сложно прожили. Я сердился, что ты меня не понимаешь.
Ж е н а  Ц у р и к о в а (заплакала). Я тебя не понимаю.
Ц у р и к о в. Ну правильно. А разве я тебя понимаю?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Не понимаешь, Лешенька. Тебе не повезло с женой. Но ведь смотри -- я не такая уж и глупая... Если ты со мной прожил столько лет, это значит -- я умная.
Ц у р и к о в. Не факт.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Леша, я не глупая, я -- эмоциональная! (Плачет горько -- рыдает.)
Ц у р и к о в. Женечка, Женечка...
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Лешенька, ответь мне -- только честно... он есть или нет?
Ц у р и к о в. Кто?
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Бог.
М а ш а. Стопроцентно. Мы его видели.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Леша, скажи.
Ц у р и к о в. Это не важно.
Ж е н а  Ц у р и к о в а. Но как это, не важно?
Ц у р и к о в. Девочки, нам что -- нечем больше заняться?

28. Песни чертей
М а н а б о з о  и  П о с л е д н и й  п о с е т и т е л ь  поют самую печальную из печальных народных песен. В их пение вторгается самое попсовое из попсовых произведений местной эстрады. Это громко и самозабвенно поют  Ц у р и к о в  и его  ж е н щ и н ы. Манабозо и Последний посетитель замолкают. Смотрят друг на друга и ничего не говорят. Что тут скажешь?
З а н а в е с

 

Максим Курочкин